Без ярлыков: слепой школьный учитель рассказал о жизни незрячих в Твери

Фото: из семейного архива Владимира Полякова

Интервью с Владимиром Поляковым, слепым учителем информатики из Твери, мы записывали на его работе — в школе для незрячих и слабовидящих детей. Подойти к воротам учебного заведения оказалось непросто. Это уже на территории школы — ровные дорожки и ограждения, а до — сплошная полоса препятствий. Если здесь и есть какая- то тропинка, то она надежно скрыта под слоем льда, лужами и снежной кашей. Ноги разъезжаются, ухватиться не за что.

- Несколько лет назад здесь положили специальную тактильную плитку с направляющими полосами, но почему-то прямо на разбитую, старую, на том и закончилось, - говорит Владимир. - А нужна-то всего ровная, удобная дорожка с бордюрами по типу той, что на участке школы.

Владимир Поляков знает о проблемах незрячих людей все. В пять лет из-за глаукомы он потерял зрение. Семья жила в Бологое, учиться пришлось на дому. По закону обычные школы для детей-инвалидов тогда были под запретом. Ближайшая специализированная находилась в Москве.

- Когда мне было 16, такая школа появилась и в Твери. Я сдал тест и был зачислен в шестой класс. Закончил ее экстерном и с золотой медалью. Спустя годы вернулся сюда работать. Но моя судьба, скорее, исключение.

Где-то уже в средних классах уходит безоблачное восприятие действительности, свойственное всем детям. Приходит осознание, что ты — другой. И что мир приготовил тебе совсем немного. Сложно не сломаться.

Сейчас после школы инвалиду по зрению идти некуда. Раньше социальной адаптацией занимались учебно-производственные предприятия (УПП). Они давали главное — работу и общение. УПП всегда были дотационными: никакой прибыли, а расходы огромные. Кто сейчас согласится заниматься подобным себе в убыток?

Я тоже три года проработал на таком предприятии в Вышнем Волочке. Уже тогда там оставалось десятка два людей. Старожилы рассказывали совсем о другом времени: работников было много, трудились в несколько смен, гордились успехами. Любому человеку очень важно ощущать причастность к какому-то хорошему, общему делу, быть социально значимым. Все это ушло. Теперь каждый «вытаскивает» себя сам.

Я быстро понял, что больше не хочу так жить. Поступил на педагогический факультет Тверского государственного университета. В вузе не были готовы к такому студенту, долго привыкали. Моими глазами на годы учебы стал лучший друг Иван Балецкий — он слабовидящий. Мы жили в одной комнате, на занятия ходили вместе. Поддерживали друг друга.
Ужасно не хватало знаний. Книги, которые были в библиотеке, приходилось сканировать. Затем специальная компьютерная программа распознавала и зачитывала текст. Конечно, на такое «чтение» уходило много времени. Сейчас же в интернете можно найти любую книгу, любую нужную информацию. Никаких проблем. Было бы желание узнавать новое и развиваться!

Оглянитесь: мы есть!

Фото: из семейного архива Владимира Полякова

После вуза я пришел работать учителем в свою родную школу. Здесь я уже 14 лет. Спасибо директору - Виктории Владимировне Татариновой, она не испугалась и поверила в меня, помогла реализоваться в профессии. Так бывает редко. Мне повезло. Кому в коллективе нужен незрячий ? Считается, что проблем от него больше, чем пользы. Компаниям легче заплатить штраф, чем взять такого на работу. А ведь интеллект не зависит от физических качеств. Слепые люди спокойно могут работать в колл-центрах, быть операторами, программистами и даже руководителями. Таких примеров за границей много, а что у нас?
Так, я преподаю детям ориентирование на местности. Ну кто лучше меня, с позиции невидящего человека, сможет объяснить все нюансы?

Знаете, у нас много говорят о помощи инвалидам. Но только вот почему-то никто не хочет спросить у них, как им будет лучше. Все решения принимают зрячие люди. Как вы думаете, о чем мечтает слепой человек, когда выходит из дома? Не удивляйтесь - о том же самом, что и видящий. О ровном и широком тротуаре, который вовремя чистят от льда и снега. Нам не нужна тактильная плитка, положенная абы как. Хватит тратить на нее средства. Сделайте удобные дороги с бордюрами. Этого будет достаточно, чтобы незрячий человек мог спокойно идти по своим делам. «Обстукивая» бордюр тросточкой, он постепенно привыкнет к маршруту и будет чувствовать себя уверенно.

Сейчас и поход в магазин — приключение. Везде самообслуживание. Попробуйте с закрытыми глазами выбрать то, что вам нужно. Задача без посторонней помощи - невыполнимая. Надо брать сопровождающего. А это опять зависимость от других, ограничения. Почему бы предпринимателям не придумать что-то в этом направлении?

Удар по шоудану

Фото: архив Владимира Полякова

Для Владимира главным помощником и в быту, и в жизни стала его супруга Надежда. Они вместе со студенческих лет. Сейчас в семье двое сыновей — отчаиваться некогда. Только вперед!

В школе он преподает не только информатику и ориентирование на местности, но и музыку, труд, географию, биологию. Долгое время бился за то, чтобы у его учеников появилась открытая спортивная площадка. А тут и шанс выпал - раздавали денежные гранты. Руководство махнуло рукой — готовь и защищай проект! И проект Владимира оказался в списке победителей.

- За спортплощадку нужно было отчитываться, пришлось ехать на чемпионат России по настольному теннису среди слепых - шоудану, - смеется Владимир.

Фото: архив Владимира Полякова

Этот вид спорта увлек его по-настоящему. Владимир стал первым мастером спорта России по шоудану, неоднократно участвовал в международных соревнованиях, в этом году уже в четвертый раз завоевал титул чемпиона России.
Для полного спортивного счастья Владимиру нужен профессиональный теннисный стол. Тот, что в школе, - самодельный. И для серьезной подготовки к международным соревнованиям не годится. Но такой инвентарь - слишком дорогое удовольствие и школе не по карману. Остается мечтать.

Этого красивого, волевого и позитивного человека по-настоящему огорчает, что сложно задержать внимание молодого поколения на чем-то одном. Вот и теннисом заниматься никто долго не хочет. Увлекаются лишь на время даже самые способные. Никакие уговоры не помогают.

- Не знаю, в чем причина. Возможно, когда незрячие и слабовидящие дети жили в интернатах, их досуг был организован с утра до вечера. Хочешь не хочешь — делай! Это дисциплинировало. Сейчас много свободы, много гиперопеки. Не знаю, оправданно ли это. За мной мама и папа не особо смотрели, за что им и благодарен. Я целыми днями пропадал на улице: на речке, в лесу, на велосипеде. В компании был единственным незрячим. Различий мы не делали. Но жил я в сельской местности, да и время было другое — менее опасное, что ли. Конечно, во всем нужен разумный подход, и я, как отец, понимаю беспокойство родителей. Но и пуговицы до 18 лет застегивать не стоит. Это перебор! Что будет делать такой взрослый «ребенок», когда мамы и папы не станет? Своим ученикам я пытаюсь внушить: вы такие же, как и все, не лучше и не хуже, просто подход к одним и тем же вещам у зрячих и незрячих разный. Вот и все. Используйте все возможности этого мира, не жалейте себя, ваша судьба зависит только от того, как вы сами захотите ее прожить. Даже вопреки...

Юлия КАЛИНИНА

Комментарии (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *