Детский омбудсмен о маленьких мамах, последней инстанции и женском счастье

Накануне Международного дня защиты детей уполномоченный по правам детей региона Лариса Мосолыгина говорит о недетских проблемах

 

1 июня, в Международный день защиты детей, когда повсеместно зазвучит банальное - «Дети - наше будущее!», хочется уточнить, что  они еще и наше настоящее,  наше ежедневное огромное, всеобъемлющее счастье. И сберечь его  не просто.

Последняя инстанция

О том, что мы, взрослые, делаем для того, чтобы настоящее детей было столь же безоблачным, как наши возлагаемые на них надежды и в мечтах нарисованное будущее, мы беседуем с Ларисой Мосолыгиной.

Фото: Лариса Мосолыгина

- В прошлом году к вам обратились за помощью почти четыреста жителей региона. Более половины - с вопросами, касающимися защиты прав семьи, материнства. Но ведь в области немало структур, которые непосредственно занимаются детством. Почему идут к уполномоченному и с какими проблемами?

- Я всегда говорю, что работа уполномоченного не подменяет и не заменяет действия других органов власти. Но бывают ситуации, к которым невозможно применить государственные шаблоны. К нам приходят с самыми разными проблемами - начиная от образования детей, заканчивая жилищными вопросами. И каждая из них индивидуальна. Ведь дом — это не стены, это люди и отношения,  в которых приходится разбираться. Идут в том числе и тогда, когда уже прошли все инстанции, но результата не получили.

- Бывают случаи, когда люди уже обили пороги всех инстанций и в итоге нашли поддержку у вас?

- Таких примеров немало. И чаще всего они связаны с пресловутым человеческим фактором, когда специалист недосмотрел, не так истолковал, не дал правильные разъяснения человеку. Некоторые вопросы можно решить довольно быстро. В сложных случаях приходится вместе с гражданином идти в суд и отстаивать его права.

Например, у нас был случай в ЗАТО «Озерный». Мама с двумя детьми могла оказаться на улице - ее выселяли по решению суда. Причина — долги по платежам за коммунальные услуги. У нее действительно были серьезные материальные проблемы, которые с каждым годом, в том числе из-за долгов, нарастали как снежный ком.

И вместо того, чтобы ей помочь на местном уровне, применить какие-либо меры поддержки, например оформить жилищную субсидию, решили просто выселить. При этом альтернативную жилплощадь семье не предоставили. А Жилищный кодекс предусматривает, что выселить без предоставления жилья можно только в доказанных случаях, когда жилец умышленно разрушал жилище.

Решение суда было отменено, женщине вернули квартиру.

Не могу сказать, что мы все ситуации 100% решаем в пользу граждан. Есть такие случаи, когда люди требуют то, чего законодательством не предусмотрено или что невозможно предоставить сиюминутно. Сейчас много в Интернете псевдоюридических консультаций. Человек, прочитав информацию в Сети, где говорится о том, что ему положено все, считает, что это правда. И разъяснить гражданину истинное положение дел, его права, возможности и механизмы тоже важно.

- Обеспечить безопасное детство можно в том случае, если исчезнут социальные проблемы в семье. Если дети живут впроголодь, если им не могут купить школьную форму и другие предметы первой необходимости, о каком благополучии может идти речь?

- До пандемии мы видели много шагов со стороны федеральных органов власти и региона, которые направлены на самые разные виды помощи. Значимой поддержкой для многодетных стало освобождение их от платы за вывоз мусора. Область взяла эти расходы на себя. Мы были первым и долгое время единственным регионом, где эта практика существовала.

Непростым шагом стало решение по транспортному налогу (многодетные семьи освобождены от его уплаты. — Прим. авт.), так как это значительные выпадающие доходы областного бюджета. Но и оно было принято. Долго обсуждали подарок новорожденным. В конце концов средства были изысканы, и сегодня мамы Тверской области получают очень качественные, внушительные подарочные наборы – постельные принадлежности, одежду, средства ухода и другие предметы, необходимые малышу. Примеров можно приводить много.

А ту материальную помощь, которая оказывается сейчас, можно назвать беспрецедентной — таких мер поддержки не было никогда. Но и ситуации такой тоже не было.

Хотя всегда появляются прецеденты, которые не предусмотрены заранее. Как пример - детские выплаты. Сначала решили деньги выплатить семьям с детьми до 3 лет, потом от 3 до 7. Затем появились выплаты до 16 лет. Теперь большое количество обращений поступает от родителей подростков 16 и 17 лет.

И во всех возникающих вопросах, пожеланиях надо разбираться. Пользуясь тем, что институт уполномоченных есть во всех регионах, мы эти вопросы обсуждаем и формируем предложения на всероссийском уровне.

- Ежегодно 1700 детей и подростков в стране кончают жизнь самоубийством. В прошлом году в Тверской области свыше 40 случаев суицидов, шесть из них закончились трагедией. Как остановить эту статистику?

- На этот вопрос я вряд ли смогу ответить. В Тверской области в конце прошлого года известный психолог, суицидолог Михаил Хасьминский проводил трехдневный семинар для специалистов. Вещи, которые он говорил, очевидны: от суицидов не избавилась ни одна страна в мире. Самоубийства есть даже там, где развиты службы психологической помощи, где принято обращаться к семейному психиатру.

Молодые люди переживают возрастной кризис, кризис идентичности. В период взросления подросток начинает искать ответы на вечные вопросы: кто я, зачем я, на что способен, как ко мне относятся? Поиск ответов сопровождается самокопанием, недовольством собой и другими. На это может наложиться ранимость, хрупкость подростковой психики. Благодатной почвой, которая подготовит ребенка к непоправимому решению, может стать недоверие, черствость родителей, перед которыми подросток боится раскрыться.

В странах с традиционной культурой, основанной на обычаях, религии, процент суицидов крайне мал, самоубийство для них – табу. Сама мысль о таком завершении жизни человека недопустима, потому что земная жизнь всего лишь частица жизни вечной. Задуматься есть над чем.

Необходимо формировать у детей психологическую устойчивость, чувство защищенности внутри семьи, которые помогут им справиться с любыми обстоятельствами и неприятностями. Сделать это могут только родители. Ребенку надо быть другом, а не только родителем, на протяжении всей жизни.

- Еще одна проблема — рост в регионе числа несовершеннолетних беременных. За последние два года - более чем в 2,5 раза. С чем связана такая тенденция? И что нужно менять в сознании подростков XXI века, когда, кажется, уже все известно о методах контрацепции?

- Сложно сказать. По всей видимости, девушки надеются на тот же Интернет, где описаны в том числе недостоверные способы контрацепции. А еще всегда есть более опытные подруги, готовые дать совет.

Действительно, рост наблюдается. Более того, подростки 15-17 лет делают уже повторные аборты: 29 случаев из 36 случаев в прошлом году.

Есть особая категория — это девочки-сироты, у которых после поступления в колледж начинается свободная взрослая жизнь, со всеми атрибутами. Но есть и девочки из вполне благополучных семей. Ничего хорошего в прерывании беременности нет, тем более первой, тем более в таком юном возрасте.

Очевидно, что такая ситуация нуждается в детальном анализе, оценке и корректировке профилактической работы для сохранения репродуктивного здоровья подростков и формирования навыков планирования семьи. Сейчас в том числе над этим вопросом работает новое министерство демографической и семейной политики.

При Бежецкой епархии активно действует региональное отделение всероссийской организации «За жизнь», которая предоставляет продуктовые наборы, учит молодых мам ухаживать за детьми. Можно сказать, что на их счету десятки спасенных детских жизней. Приют для аналогичной работы с матерями создается в Твери.

- Не так давно осудили женщину, задушившую своего ребенка сразу после родов. Можно ли объяснить равнодушие женщин тем, что они боятся официально отказаться от них при рождении? Решили бы этот вопрос в регионе беби-боксы?

- ВОЗ отрицательно оценивает эффективность установки беби-боксов. И я солидарна. Статистика говорит о том, что они не панацея. И не избавляют от случаев детоубийства, сколько бы боксов ни поставить. При этом есть и обратные стороны этого процесса.

Буквально на днях в Перми в результате семейного конфликта мужчина (сложно его назвать отцом) отнес малыша в беби-бокс, пока жены не было дома Это, к сожалению, далеко не  единственный случай. Дети - инструмент мести, давления и манипуляции. Вернуть малыша матери стоит потраченных нервов и моря слез.

Кроме того, не стоит забывать, что беби-боксы — это закрытые, гарантирующие анонимность, не оснащённые видеонаблюдением помещения при роддомах. И с точки зрения антитеррористической безопасности они не соответствуют требованиям.

И третий момент. Проведенные в разных странах исследования показывают, что женщины, которые бросают детей на верную погибель (чудовищные истории о новорожденных на свалках и т.д)., никогда не понесут малыша в беби-бокс! Туда приносят детей те матери, которые обеспокоены сохранением их жизни. А значит, они небезнадежны, им тяжело, им нужна помощь.

Потому надо развивать службу поддержки таких мам. Если в жизни случилась черная полоса, можно попросить помощи у органов соцзащиты и на определенный срок оставить ребенка в социальном учреждении. За это время нужно создать для мамы условия, чтобы она скорее забрала свое дитя: помочь устроиться на работу, оформить документы, найти жилье. Лишение родительских прав в таких случаях не происходит. Но даже если мать твердо намерена отказаться от ребенка, сейчас это тоже возможно сделать вполне легально. У нас не предусмотрено никакой ответственности, уголовной или административной, за отказ от ребенка.

- Пожалуй, главная причина трагедий в семье и гибели детей - алкоголизм?

- Если посмотрим  статистику, то количество лишенных родительских прав у нас, к счастью, уменьшается. А известно, что львиная доля лишения прав родителей происходит как раз из-за аморального, асоциального поведения, алкоголизма или наркомании. Все-таки социальные службы проводят работу с семьями, причем не ограничиваются только беседами, а оказывают вполне реальную помощь.

Кроме того, в регионе есть общественные организации, которые также помогают социальным службам возвращать неблагополучные семьи к жизни. Например, фонд «Константа» оказывает содействие в лечении таких людей, помогает делать ремонт  жилья, решает вопрос с мебелью, техникой, чтобы семья наконец восстановилась и зажила нормально.

Но я бы не стала напрямую связывать асоциальный образ жизни с гибелью детей. Да, это риск-фактор. Но не единственный. У нас и в обычных семьях, где добросовестные родители, случаются, к сожалению, трагедии.

- У вас три сыночка и дочка. Тяжело быть мамой четверых детей?

- Всегда хотела, чтобы у меня было четверо детей. Хорошая цифра! Было бы идеально, если бы было два мальчика и две девочки. Но мы с супругом немного нарушили баланс, что, кстати, ни капли нас не расстраивает. Четверо детей для ответственных, уверенно стоящих на ногах двоих взрослых — это не много и не тяжело.

Елена ТИХОНОВА

Комментарии (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *