Дневниковые записи с борта яхты «Апостол Андрей». 5 октября

5 октября, суббота. 11.50.

11.35 Ну, подумаешь, идёт яхта «Апостол Андрей», идёт, возвращаясь от Земли Франца-Иосифа, пройдя морями Северного Ледовитого океана, и никто не бросает вверх ни шапок, ни чепчиков, и не слышно восторженных криков «Ура!». Так мы смиренно минуем милю за милей, шлюз за шлюзом. И ни разу не слышала сколь-нибудь восторженного выражения чувств к «Апостолу Андрею».

11.36 Сейчас остались позади Свирский шлюз и железнодорожный мост в Подпорожье. Конструкции моста поднимали вверх, а не разводили. Поднимали на 23 метра, а высота яхты - 22 метра. Когда проходили под мостом, казалось, мачты вот-вот заденут за опоры.

11.37 Процедура заняла два часа. Утром в половине десятого снялись с якоря на Свирском рейде. Любые продвижения сейчас идут по команде-распоряжениям дежурных на шлюзе и железнодорожном мосту. Впереди нас шла астраханская «Печора» - большой пассажирский пароход. Он поздно вечером проплыл мимо нас и встал на рейд ближе к шлюзу. Пассажирские пропускают первыми - они идут по расписанию. И потом идти яхте впереди такой громадины опасно, как я поняла из объяснений капитана по поводу того, что мол, чего это они без очереди лезут? Мы и сейчас плетёмся позади «Печоры», почему - не знаю, капитану виднее.

11.38 За два часа на палубе при осмотре окрестностей замёрзла до основания. Выпила горячего молока, но ноги до сих пор холодные. На яхте - отопление, но в целях экономии топлива, то бишь солярки, это отопление не всегда включают на полную мощность. Тем более что мужикам в любую непогоду после вахты внутри теплее, чем у руля. А мне иногда совсем тепло, иногда - совсем холодно. На камбузе нет отопления и напротив в кладовке, где хранятся хлеб, овощи и продукты пролонгированного пользования, - нет.

11.39 - А ветер - пронизывающий. Встречный, влажный, - сообщил капитан, спустившись с палубы в кают-компанию. Видно, и матёрых мореходов шквальная дребедень пронимает. Сообщение не порадовало. Тем более, что и дождик не устаёт моросить, даже когда порывы ветра откинут облака и прорывается солнышко.

...Сегодня мои дети (как Глеб написал) собрались поехать на дачу, доделать дела. Погода у них приличная.

...С 2-х часов дня встали на рейд в Мандрогах. Впереди последний шлюз на Свири и еще один мост, а потом - Ладога. У нас сейчас обед. Салат готовит Павел Сергеевич.

23 часа. Все спят. А во время обеда капитан сказал:

- Пойдем на берег. Маргариту возьму с собой.

Но поход в Мандрогу затянулся. Капитан уснул, а Паша с Сережей отправились опять на лодке ставить сеть. Только потом Сергей повёз нас на берег.

Мандроги оказались удивительными. На маленькой пристани прочитали, что это большой туристический комплекс, оборудованный в лесной чаще под старую поморскую деревню. Почти сразу с берега услышали звон колокольчиков. Из-за деревьев на дорожке показалась и конная упряжка с седоками и усатым-бородатым возницей. Потом дошли до конного двора. А дальше - отели в избах-виллах старинного северного стиля. Но как украшены! Стоит над Свирью и ветряная мельница. Вглубь уходят высокие деревянные срубы (понимаю, что это прекрасно отреставрированные старинные избы). Чуть в стороне, ближе к реке, изба-закуток для сбора и сушки трав, по дороге - избы для различных ремесел.

Но Литау искал показать нам с Сергеем музей водки. Нашли. Но он оказался закрыт. Был шестой час, а музей не работал сегодня с 16.30. В это время к музею подошли еще трое, судя по говору - скандинавы (к пристани у мельницы, когда мы шли, причаливал большой белый пароход). Иностранных гостей то обстоятельство, что не попасть в заведение на дегустацию крепких напитков, прямо ошеломило. Они дёргали двери, стучали во все окна, кричали, но увы...

Добрались мы на яхту, и Сергей с Пашей поплыли вытаскивать сеть, пока не стемнело. Поскольку все прошлые рыбалки оказывались плачевными, то и на этот раз к ужину я собралась отварить макаронки. С тушёнкой.

И вдруг они привозят целое ведро крупных лещей! 5 штук. А надо спешить двигаться от Мандрог в сторону Мунгалы, чтобы к восьми вечера занять место у шлюза. Но капитан, похоже, больше озабочен вечерним меню, спрашивает:

- Что подойдёт к рыбе? Рис?

- Рис вчера был. Лучше картошка.

- Ты чисти картошку, ребята потрошат на палубе рыбу, а мы со старпомом ведём яхту. До следующего рейда нам час хода, встанем прямо около шлюза.

Всё закипело. Ребята почистили лещей, принесли мне на камбуз. А они и очищенные брыкались. Пришлось призывать Литау на помощь - он им головушки оттяпал и оставил на завтрашнюю уху, «с пшёнкой» - сказал.

Так что ужин был с жареным лещём, отварной картошкой и салатом из капусты, свежих огурца и перца. Павел Сергеевич не может есть рыбу - у него аллергия, я не могу есть леща - он костлявый, зато другие съели по крупной рыбине. Две других выставила до завтра на палубу на охлаждение: небо звёздное-презвёздное, и обещание синоптиков - до одного градуса ночного мороза.

А шлюз совсем рядом.

...Если всё хорошо сложится, то после Ладоги утром, часов в шесть, будем в Шлиссельбурге. Там рядом автобусная остановка, и минут через сорок я буду в Ленинграде. Хочу успеть уехать домой на «Ласточке».

Comments (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *