Дневниковые записи с борта яхты «Апостол Андрей». Сентябрь-октябрь 2019 года

6 октября. 14.35. Окончание

- Еще два зигзага - и мы на финишной прямой, - сказал капитан. - А там - Ладога.

На палубе сейчас стоять - одно удовольствие. Свирь спокойная. Солнышко сквозь облака прорывается. И даже тепло. А утро начиналось с тумана. Капитан запрашивал шлюз: можно ли нам проходить?

- Туман-то какой! Куда пойдёте? - вещала рация.

Но капитан был упрям:

- Кто-то же идёт!

- Ну, на ваше усмотрение. У нас шлюз готов, - был нам ответ.

Двинулись тихонько, буквально на ощупь, накрытые густым белым пологом. В ночи был морозец, все поверхности на палубе скользили изморозью. В этом мареве приблизились и прошли последний шлюз. А потом, через час-полтора (туман еще продолжал клубиться над Свирью, пряча за густой пеленой берега), добрались до моста. Здесь молочная занавесь почти рассеялась. Мост уже был поднят, и яхта быстренько минула последний возможный тормоз.

Но с палубы я спуститься вниз не успела: капитан показывал на сверкнувшие на правом берегу купола. В Лодейном поле стояла единственная на свете церковь с куполами в виде парусов.

...Уже взяли мне билет на поезд: на понедельник, на 13.33 с Ладожского вокзала. Поезд Санкт-Петербург — Челябинск (на «Ласточку» билетов не оказалось). В 20.27 буду в Твери.

Сойдём с яхты с Сергеем Орловым и Павликом Морозовым. Они на сутки поедут домой, а я с ними на вокзал; они мне и дорогу покажут.

Вся команда на «Апостоле» — питерская, не считая капитана. А он собирается домой в Москву, кажется, в субботу — надо яхту на стоянке в яхт-клубе приготовить к зимовке. И вообще много дел после плавания.

Литау часто вспоминает всех членов команды за эти долгие 25 лет, в том числе и наших тверских. Много о них рассказывает. А про Володю Киреева можно слышать каждый день:

— Кто самый лучший в мире боцман? Конечно, Володя. Других просто нет.

Литау заезжал на старицкую базу к Кирееву последний раз в июне, перед нынешним северным плаванием. И сегодня приложился к заначке, подаренной в Старице — в загашнике оставался маленький бутылек Володиной самогонки.

Еще капитан говорит матом, но при этом всегда изысканно пользуется за столом вилкой и ножом, хотя остальные — только вилкой, а то и ложкой. С самого начала я восстала против мата, у меня на него просто аллергия, но — запретный плод сладок — матерный поток из уст командующего экипажем только усилился. Когда я постаралась сделать вид, что не замечаю этих «изысков», они стали реже.

...Ну вот, пошла исполнять обязанности кока — мыть посуду после обеда и готовиться к ужину.

….Мультик 1974 года выпуска «Я подарю тебе звезду» я всё-таки посмотрела: Литау мне показал его по ноутбуку. Да уж...

И вот мы в Ладоге. За ночь её должны осилить.

— Прогноз дают благоприятный, — сказал капитан.

— А волна?

— Какая Ладога без волны? — вопросом ответил капитан. И добавил: — Волна среднеарифметическая.

Нас слегка покачивает. Скорость сразу упала: была 7 узлов, опустилась до четырех с половиной. Пойду полюбуюсь на Ладогу.

Шестой час вечера. Смотрела, как старпом поднимал парус на грот-мачте. Поднимал один, а раньше это делали всей командой.

— Сколько лет вы ходите на яхте? — спросила я Павла Сергеевича.

— Лет 36. Нет, 37.

— А вам тогда сколько же?

— 42.

— Это что — с пяти лет?

— Да. Отец тогда выпихнул меня в Сестрорецком разливе — я и поплыл. У меня и отец, и дед на яхте ходили.

По Ладоге плывём под парусом. А горизонт впереди затмевает огромная рваная черная туча.

7 октября. Понедельник. 22.55.

Я уже дома, в Твери. Уже попили с сыном кофейку — он встречал меня с поезда на вокзале. Уже перемылась в ванной. Полила цветочки.

... Всё это мне надо было испытать, пережить, чтобы чувствовать себя готовой к следующей жизни. Если бы я не поехала, не проплыла эту дорогу, эту часть пути Земного, я бы зачахла и очень скоро.

...А утром на яхте я проснулась, когда уже причаливали в Шлиссельбурге. Ладога оказалась ночью спокойной, погода была халявной — по мнению капитана. И «Апостол» благополучно к 7-ми утра уже стоял у маленького плотика в заливчике Невы. Позавтракали на скорую руку — яичницей, я — овсянкой. Доделали ребятки необходимые работы (знаю, что необходимые, но какие — не ведаю), и Сергей с Пашей Морозовым побежали на автобус — домой на сутки. Начиная с утра во вторник «Апостолу Андрею» предстоит преодолевать невские мосты, дожидаясь их разводов.

За старпомом приехала жена на машине, и они захватили меня в Ленинград, отвезли на Ладожский вокзал. Еще семь часов в поезде — и я дома...

Comments (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *