Дневниковые записи с борта яхты «Апостол Андрей». Сентябрь-октябрь 2019 года

В прошлом году известный тверской журналист Маргарита Сивакова решилась на экстремальный шаг — стала участником экспедиции Николая Литау на яхте «Апостол Андрей» на участке пути от Архангельска до Петербурга.

Известная яхта, которая к 2019 году совершила не одну кругосветку, была создана в Твери в 90-е годы. Так получилось, что с 90-х годов Маргарита Михайловна тоже не раз участвовала в этих путешествиях, но виртуально. Следила за приключениями Литау и его команды за своим рабочим столом, выходила на связь, вела дневник путешествий «Апостола Андрея» на страницах газеты «Тверская жизнь». И вот сейчас, будучи на заслуженном отдыхе, она неожиданно в реальности попала на тот самый борт. Очередной маршрут яхты пролегал из Петербурга до Земли Франца Иосифа и обратно. И теперь мы публикуем ее дневник путешествий.

Я НАЗОВУ ТЕБЯ ЗВЕЗДОЙ, или БЕЛОМОРСКИЙ СЕЗОН

26 сентября.
Поезд Адлер-Архангельск. Пересадка была в Ярославле, куда из Бологое добиралась поездом Санкт-Петербург — Иваново.
Кто-то недавно спросил, буду ли я вести во время плавания дневник. И вот в последние дни эта мысль настигает меня частенько. Буду.
Почерк сейчас трудночитаемый, потому что мой плацкартный вагон почти в хвосте поезда. Еду в Архангельск, где Коля Литау пообещал встретить меня пренепременно. Позвонил он мне с Диксона. И сразу:
— Поплывешь коком на «Апостоле» из Архангельска?
И я сразу:
— Поплыву.
Этот ответ был у меня наготове лет двадцать пять. С тех пор как в Твери на вагонзаводе начали строить яхту, — с того времени мы и дружим с капитаном. Но на все мои просьбы взять меня в плавание ответ был один: женщинам не место на корабле. А здесь сам зовет.
Хотя звонил Литау по космической связи, но на нашей даче в Бологое не признается никакая. Поэтому первый разговор получился сумбурный — от неожиданности, из-за плохой слышимости, и к тому же была половина восьмого утра, я только проснулась — так ничего толком у Литау не расспросила. Стала перезванивать: «Абонент недоступен». «Где искать яхту в Архангельске? Что брать с собой?» — спросила, когда он звонил уже второй раз, днем, перед самым отплытием из Диксона. «Ну, что-нибудь из личных вещей возьми», — ответил капитан. Первым делом я положила в косметичку тушь для глазок и тени, потом начала гадать: идти мне в парикмахерскую или не идти?
...Трясёт вагон здорово, и почерк, и мысли прыгают.
Итак, я стала собираться, вернее — соображать, какие личные вещи мне понадобятся при переходе Белого моря с конца сентября до начала октября, примерно дней на десять, учитывая, что пришел собачий холод, что в Архангельске уже выпал снег, а ночью, когда приеду, будет всего +2 градуса. А как на море, на маленькой яхте?
Начались быстрые, но обстоятельные сборы. Быстрые, потому что всё нужное прямо валилось на меня, хотя у самой на даче не оказалось ничего подходящего для предстоящего «турне». А тут... Тем же вечером, например, забежала Лена Велина. Я спросила у нее о наличии теплых вещей, и уже рано утром она привезла мне на выбор две теплые куртки, две пары ботинок, огромный, но удобный рюкзак — с этим снаряжением они с Сашей ходили по Байкалу. С их рюкзаком и ботинками я и отправилась в путь.
Потом Наташенька привезла мне свою зимнюю коричневую куртку добротного австрийского производства (в ней и еду сейчас). Соседка по даче Вера Тюшина собрала целый тюк, но взяла я только перчатки и безрукавку. Везу кожаные и шерстяные перчатки Гали Федоровой. Она еще напарила меня перед поездкой в своей бане.
Но еще о сборах. До моего отъезда приезжали на дачу Наташа с Лешей и Машенькой, сходили за клюквой на соседнее болото за Вторыми воротами, собрали сколько могли яблок, взяли капусты и помидоров, всячески подбадривали меня. Топили печку, болтали на темы вокруг яхты и плавания, много смеялись. Потом через недельку приехали Глеб с Катей и Мишенькой. Но не ночевали. Тоже пособирали яблок. И вот я свободна для плавания.
Билеты мне помогал покупать Вадим Сауренко. Для меня первой неожиданностью было, что из Бологое до Архангельска нет прямого поезда, и ехать придется с пересадкой. Вадим подобрал мне самый практичный и удобный вариант маршрута — и по времени в пути, и ожиданием между поездами. И провожал меня в Бологое на поезд тоже он - капитан третьего ранга с атомной подлодки, и уезжала я из их дома. Но приеду на место, конечно, не фонтан — в половине второго ночи.
...Чтобы лучше собраться и в то же время не имея связи с Литау, я решилась позвонить Саше Голубеву. Он когда-то, на заре восхождения «Апостола», пошел в кругосветное плавание на яхте доктором. Но ненадолго: что-то их отношения с капитаном не заладились. Сейчас Саша Голубев уже медзвезда, доцент в нашей Тверской медакадемии, выступает на международных симпозиумах.
Так вот, позвонила я Саше, мол, проконсультируй — на чем и что там готовят, какая плита, каков режим питания и так далее. Саня меня принялся ругать, сказал, что с ума сошла, велел идти сдать билеты на поезд и пообещал устроить мне экстрим в Твери, если он мне так нужен. Встряв в череду его пылких слов, спросила: брать ли шампунь? Можно ли будет вымыть волосы?
— Где ты их сушить будешь, если в каюте ноль градусов?
— Хорошо, что я коком на кухне, там и сушить буду, и спать в тепле.
— Не на кухне, а на камбузе, — поправил меня доктор. — А спать — если только свернувшись калачиком: камбуз 70 на 70 сантиметров. Свалишься. Там и плита подвешена, как в невесомости, чтоб в шторм была устойчивей...
В общем, Саша наговорил мне кучу «приятностей» и опять велел сдать билет.
И вообще спрашивают, как работает мой вестибулярный аппарат, как я переношу качку. Не знаю. Сейчас соседка по купе посоветовала есть во время качки соленые огурцы или хотя бы хлеб с солью.
...До Архангельска остается меньше 6 часов дороги. Я понимаю, что будет сурово... Но Господь ведает, чему лучше быть, и я вся в Его власти.

27 сентября. 23.30.
Уже на яхте. Пишу лёжа. Иначе в моём кубрике (каюте, отсеке — еще не знаю, как правильно называть) не устроиться. Горит свет, идет маленькое тепло от трубки дизельной печки. Слышу, как за стенкой, за кормой булькает, плещется вода — лёгкая рябь Северной Двины. «Апостол» в одиночестве стоит у пирса, а напротив на пристани огнями заливается ресторан «ПаратовЪ» (куда обычные люди, сказал капитан, не ходят).
Тихо. Сережа с Пашей легли спать. Они сегодня днём приехали из Питера на наш маршрут, но на «Апостоле» не новички, уже шли на яхте в прошлом году. Литау с другим Пашей — Павлом Сергеевичем, старпомом — ушли куда-то на отвальную.
...Поезд Адлер-Архангельск прибыл ночью, в половине второго. Встречал меня Коля и отвёз в хостел. Хостел замечательный, только холодно, отопление еще не включили. Но всё равно утром вымыла голову под душем, ибо в обоих поездах была жарища. Потом втроём позавтрали в кафе — старпом присоединился, и отправились на яхту.
Литау показывал мне яхтенное хозяйство, объяснял тонкости пользования всякими кранами и винтиками (крутить их ни в коем случае нельзя, только нажимать). А потом я самостоятельно отправилась в город. Центр Архангельска совершенно правильный, с прямыми понятными улицами — заблудиться трудно. Вначале хотела пойти в церковь Михаила Архангела (в честь него и назван город), но как оказалось — храм еще достраивается. И я заглянула в старую церковку Николая Чудотворца на набережной Северной Двины, взяла у батюшки благословение — так хорошо и душевно получилось. Потом долго ходила по музею художественного освоения Арктики имени А.А. Борисова — чудесный музей.
Напоследок купила курицу и свежих полотенец в камбуз. Пришла, а на яхту уже прибыли питерские члены экипажа — Сергей Орлов и Павел Морозов. Сварила супчик, приготовила курицу и гречку. Смотрю, а Паша-старпом после ужина уже всю посуду перемыл, плиту почистил. Чувствуется, что чистюля.
Коком заступать на яхту ох как непросто: до меня здесь вёл кулинарное хозяйство владелец трёх кафе в Архангельске. Хочется и мне быть искусным коком.
...Утром в 6 часов снимаемся с якоря.
Продолжение следует

Comments (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *