«Я сразу понял, что нас взорвали» Как 15 лет назад террористы Доку Умарова устроили катастрофу «Невского экспресса»

Вагоны «Невского экспресса» после схода с рельсов
Фото: Михаил Разуваев / Коммерсантъ

15 лет назад, 13 августа 2007 года потерпел крушение скорый пассажирский поезд №166 «Невский экспресс», следовавший по маршруту Москва — Санкт-Петербург. Локомотив и 12 вагонов поезда сошли с рельсов недалеко от станции Бурга в Новгородской области. Причиной катастрофы стал взрыв самодельной бомбы, установленной на путях. Пострадали 60 пассажиров, и лишь по счастливой случайности обошлось без жертв. По версии следствия, теракт спланировал Доку Умаров, о котором Рамзан Кадыров отзывался как о самом подлом и кровожадном террористе. «Лента.ру» вспоминает события тех дней и обстоятельства катастрофы.
Как вспоминает машинист первого класса Алексей Федотов, который управлял «Невским экспрессом» 13 августа 2007 года, поезд отправился из Москвы точно по расписанию — в 18:30. Состав миновал станцию Бурга и выехал на перегон Бурга — Малая Вишера.

«Передо мной уже появился мост через реку Черную, это 177-й километр. И буквально метров за 20-30 до него под моей кабиной происходит взрыв, у меня стекла летят, все в пыли, гарь. Я сразу понял, что нас взорвали. Я применяю экстренное торможение, опускаю токоприемники — чтобы провод не намотать. Все. И мы летим вперед через мост еще 700 метров, скорость у меня была 185 километров в час», — вспоминал Федотов в одном из интервью.

Когда пущенный под откос поезд наконец остановился, машинист сразу связался с диспетчером станции Бурга: «Произошло крушение, сошли с рельсов, несколько вагонов опрокинулись, полной информацией пока не обладаю, все узнаю, все передам».
На тот рейс поезда №166 был продан 231 билет, но пассажиров было 217. Еще 20 человек — сотрудники поездной бригады. Проводники делали все возможное, чтобы помочь пассажирам: они вытаскивали людей из вагонов через аварийные люки и разбитые окна, оказывали пострадавшим первую медицинскую помощь. Те из пассажиров, что не поддались панике, тоже участвовали в спасательной операции. Всех пассажиров «Невского экспресса» эвакуировали с места крушения в Санкт-Петербург на специально вызванном дизельном поезде.

По данным «РЖД», взрыв повредил 800 метров железнодорожного полотна. После аварии движение поездов по этой ветке было парализовано — задержались 16 поездов. Чтобы не допустить простоя, оперативный штаб «РЖД» принял решение отправлять поезда в обход. Это увеличило длину маршрутов более чем на 300 километров, добавив составам 4-8 часов пути.

Работы по ликвидации последствий катастрофы заняли почти трое суток, в них принимали участие 1200 человек и 46 единиц техники. Но движение по направлению Санкт-Петербург — Москва было открыто уже на следующий день после аварии: 14 августа в 15:45 прошел первый пассажирский поезд. А первый грузовой состав из Москвы в Санкт-Петербург прошел 15 августа.

Генпрокуратура России возбудила уголовное дело по статье 205 («Террористический акт») УК РФ — следователи рассматривали версию теракта как основную. Руководитель Следственного комитета при Генпрокуратуре России Александр Бастрыкин заявил, что мощность взрывного устройства, заложенного под железнодорожное полотно, составила около трех килограммов в тротиловом эквиваленте.

Оно было так называемого контактного типа и должно было сработать при соприкосновении с колесами поезда. По задумке террористов, после взрыва «Невский экспресс» должен был сойти с рельсов на мосту и упасть в реку. Но, по данным Новгородской облпрокуратуры, из-за сильного воздушного потока, идущего перед поездом, датчик взрывного устройства сработал раньше времени: локомотив остался на путях, и вагоны сошли с рельсов уже за мостом, что спасло много жизней.

Поскольку подрыв «Невского экспресса» сразу квалифицировали как теракт, его расследованием занялись и Генпрокуратура, и МВД, и ФСБ. А первыми подозреваемыми по делу ошибочно стали анархисты из Санкт-Петербурга Андрей Каленов и Денис Зеленюк, которые случайно оказались не в том месте и не в то время — неподалеку от места взрыва.
16 августа, спустя три дня после крушения, Каленов и Зеленюк находились в окрестностях станции Малая Вишера. Они хотели сесть на поезд, но движение на тот момент еще не было полноценно восстановлено — прибытия состава им пришлось бы ждать как минимум семь часов. Поэтому молодые люди решили поймать попутку, но около трассы их остановили оперативники, попросили предъявить документы, а затем доставили в местный отдел милиции.

«В это время, я так понимаю, весь район был переполнен сотрудниками различных спецслужб, которые задерживали всех, кто вызывал подозрение. Судя по всему, мы попали в их разряд», — говорил Каленов в беседе с изданием «Фонтанка».

Справедливости ради, вид у молодых людей действительно мог вызвать подозрения: на Андрее была камуфляжная одежда и платок-«арафатка», при этом он носил бороду и на первый взгляд смахивал на исламского радикала. Сначала анархистов формально задержали за некое «мелкое хулиганство» — правда, протокол об этом административном правонарушении потом загадочным образом исчез из дела. Но формально он дал возможность следователям посадить фигурантов в камеру, изучить их вещи и допросить.
Вскоре Каленов и Зеленюк стали уже подозреваемыми в терроризме. 20 августа их арестовали на тридцать суток до предъявления обвинения. Изначально следствие считало, что они передали тротил или другое взрывчатое вещество 25-летнему чеченцу Хасану Дидигову, еще одному подозреваемому по этому делу, который также был задержан и арестован.

Каленов ранее привлекался к уголовной ответственности за хранение боеприпасов, а Зеленюк — за разжигание межнациональной розни. У силовиков не могло не возникнуть вопросов, что молодые люди с таким прошлым делают рядом с местом недавнего теракта. Анархистов освободили лишь 13 сентября — к этому моменту следствие окончательно утратило к ним интерес.

Однако сомнения в их причастности к теракту, судя по всему, возникли у следователей намного раньше: Каленов и Зеленюк почти все время ареста провели в одной камере. Такой подход обычно не практикуется, чтобы подозреваемые не могли выработать общую линию защиты. Значит, следователи почти сразу поняли, что показания анархистов по делу о крушении «Невского экспресса» бесполезны, но не спешили давать задний ход. Вскоре на свободе оказался и Хасан Дидигов.
Между тем в октябре 2007 года, спустя два месяца после катастрофы, в СИЗО оказались трое жителей Ингушетии — безработный отец четырех детей Саланбек Дзахкиев, а также Амирхан и Макшарип Хидриевы. Именно они стали обвиняемыми по этому делу. Впрочем, с Амирхана Хидриева обвинения через некоторое время сняли за недоказанностью.

В январе 2008 года, выступая на коллегии ФСБ, Александр Бастрыкин заявил, что все исполнители теракта установлены. «По делу о подрыве скорого поезда "Невский экспресс" в Новгородской области во взаимодействии с сотрудниками ФСБ и МВД в результате активной совместной работы удалось установить исполнителей этого диверсионно-террористического акта, трое из которых уже арестованы», — сказал он.

Финальная версия следствия была такова: в начале августа 2007 года двое обвиняемых, Саламбек Дзахкиев и Макшарип Хидриев, по поручению некоего Павла Косолапова привезли из Москвы в Новгородскую область около 8-9 килограммов взрывчатого вещества. Косолапов, как утверждали следователи, возглавлял преступную группировку.
«Косолапов — ваххабит, который участвовал в боевых действиях на Северном Кавказе на стороне боевиков, прошел подготовку в 2003 году в лагере «Джамаат Галгайче»  входил в группировку боевиков так называемой самопровозглашенной Республики Ичкерии», — сообщил прокурор на одном из заседаний. По версии следствия, Дзахкиев под руководством Косолапова покупал взрывчатку, а везли ее в багажнике машины Хидриева. Дзахкиев и Хидриев привезли бомбу в Новгородскую область, а затем передали ее Косолапову.

Он соорудил СВУ и под видом туриста приехал в Маловишерский район Новгородской области. Там Косолапов лично осмотрел участок железнодорожного пути на перегоне Бурга — Красненка и выбрал место для закладки взрывчатки рядом с мостом через речку Черную. Фоторобот Косолапова помогли составить случайные свидетели, которые видели его гуляющим в тех местах. Позже, перед проходом «Невского экспресса», он заложил бомбу на пути.

По данным Новгородской облпрокуратуры, группа Косолапова действовала под контролем одного из наиболее известных чеченских боевиков Доку Умарова. «Это самый подлый, самый кровожадный из всех, кто когда-либо находился в горах среди участников незаконных вооруженных формирований», — говорил о нем глава Чечни Рамзан Кадыров.
Между тем в ходе следствия адвокат Саламбека Дзахкиева Магомед Разаков попался на попытке подкупа руководителя следственной группы, работавшей по делу о крушении «Невского экспресса». В июле 2008 года Разаков — член Адвокатской палаты Московской области — был задержан с поличным при передаче более миллиона рублей: деньги предназначались за освобождение Дзахкиева от уголовной ответственности. В ноябре 2009 года за дачу взятки суд приговорил Разакова к двум годам и двум месяцам, а его подзащитного Дзахкиева — к двум годам и четырем месяцам колонии общего режима.

Приговор по основному делу «Невского экспресса» вынесли лишь в январе 2010 года. Саламбек Дзахкиев и Макшарип Хидриев за недоказанностью были оправданы судом по статьям о теракте и умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести. Однако суд признал их виновными по статье о незаконном приобретении, передаче и перевозке взрывчатых веществ организованной группой. Дзахкиева суд также признал виновным в разбое: этот эпизод вскрылся в ходе следствия. В итоге Саламбек Дзахкиев путем частичного сложения наказаний со сроком за подкуп получил 10 лет лишения свободы, а Макшарип Хидриев — четыре года. Приговор вынесла коллегия из трех профессиональных судей.
Во время оглашения приговора Саламбек Дзахкиев начал нецензурно ругаться, мешая судье зачитывать приговор. Он пытался подозвать к себе своих родственников, однако судебные приставы не позволили им подойти. Пару месяцев спустя Верховный суд РФ рассмотрел кассационные жалобы осужденных. На заседаниях была организована видеосвязь с Дзахкиевым, а Хидриев отказался от участия в слушаниях. Дзахкиев просил суд отменить приговор и прекратить его уголовное преследование, отмечая, что перенес сильное давление со стороны следствия.

«Я был близок к сумасшествию, меня били каждый день» — заявлял Саламбек Дзахкиев на рассмотрении кассационной жалобы. Защита Дзахкиева предоставила суду документы, согласно которым он дважды пытался покончить жизнь самоубийством в камере. По мнению адвокатов, это подтверждало факт давления на него.

Защита также просила суд отменить приговор на основании имеющегося у подсудимых алиби — как сказал адвокат Мурад Юнусов, Дзахкиев во время теракта находился в Самарской области, а Хидриев — в Ингушетии. В качестве доказательств адвокат предоставил распечатки телефонных разговоров. Однако прокурор выступил против изменения приговора, так как роли подсудимых следствие доказало в полном объеме, а данные об избиении представлялись сомнительными, поскольку возникли лишь на суде. В итоге Верховный суд оставил приговор без изменений.
Павел Косолапов, которого считают организатором этого теракта, до сих пор находится в бегах. Осужденные Дзахкиев и Хидриев не смогли помочь следствию найти его. Косолапов объявлен в международный розыск, но шансы на его поимку призрачны — если, конечно, он еще жив.

Бригада потерпевшего крушение «Невского экспресса» была награждена за мужество и самоотверженность при исполнении служебного долга. Начальника поезда, машиниста и помощника машиниста наградили орденами Мужества, а шесть проводников и электромеханик поезда были отмечены медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

***
Крушение «Невского экспресса» в 2007 году — это теракт, который, к счастью, не достиг своей цели. Большинство пострадавших получили незначительные травмы. Два года спустя, в ноябре 2009-го, террористы вновь взорвут «Невский экспресс». На этот раз последствия будут намного серьезнее. В результате крушения поезда погибнут 30 человек, еще около 130 пассажиров получат ранения.

Материал взят: Лента ру

Комментарии (0)

Ваш адрес email не будет опубликован.