«Этому мастеру не было равных» Как звезда советского хоккея загубил успешную карьеру и стал могильщиком

Фото: Дмитрий Донской / РИА Новости

В истории советского хоккея было немало великих игровых троек, которые восхищали болельщиков и заставляли трепетать соперников. Все помнят культовые сочетания фамилий Михайлов — Петров — Харламов или Макаров — Ларионов — Крутов, однако звено Константина Локтева, Вениамина Александрова и Александра Альметова незаслуженно осталось в тени.

А ведь это трио устраивало настоящую феерию в играх за ЦСКА и сборную СССР, влюбив в себя миллионы болельщиков. Судьба Альметова — мозгового центра этой тройки — сложилась трагически. Игрок слишком рано — в 27 лет — закончил карьеру, испытывал проблемы с алкоголем, предпринял неудачную попытку эмиграции в США и умер в 52 года.

«Мне импонировали мастерское ведение Александром шайбы, классическое положение — высоко поднятая голова, раскрепощенное туловище, готовность выполнить любой прием как по всем канонам, так и в зависимости от игровой ситуации», — говорил об Альметове великий тренер ЦСКА и сборной СССР Анатолий Тарасов. Именно он дал форварду путевку в большой хоккей. Он же поставил крест на карьере игрока.
Альметов родился в Киеве в январе 1940 года, но детство будущей звезды хоккея прошло в Москве. С ранних лет мальчик увлекся хоккеем и начал заниматься в школе столичного ЦСКА, которая в те времена базировалась в Сокольниках. Александр самозабвенно отдавался тренировкам, фанател от Всеволода Боброва, но не забывал и об учебе: школу он окончил с серебряной медалью. Отец хоккеиста мечтал, что сын пойдет по его стопам и поступит в высшее военное учебное заведение, но у юноши были другие планы на жизнь. «Ему ничего, кроме хоккея, было не нужно», — вспоминал Альметов-старший.

В школе ЦСКА Александр выделялся не только среди сверстников, но и среди более старших ребят. Тарасов начал пристально следить за перспективным юношей с 15-летнего возраста, а когда тому стукнуло 18, позвал его в команду мастеров. Специалист находился под большим впечатлением от техничного и креативного хоккеиста, а потому очень быстро интегрировал его в основной состав ЦСКА. Мечта молодого игрока сбылась.
Переход из юношеского хоккея во взрослый складывается удачно далеко не у всех, но Альметову повезло. Тарасова посетила идея отправить креативного центрфорварда в звено к опытному Константину Локтеву и чуть менее возрастному Вениамину Александрову. В тройке юноша заменил отчисленного из команды Александра Черепанова. Время показало, что решение было гениальным. Хотя Локтев позже вспоминал, что именно он был инициатором создания звена, так как сразу же увидел потенциал Альметова. Тарасов же в своих мемуарах опровергал слова хоккеиста: по его версии, Локтев изначально был скептически настроен к дебютанту, но он уговорил заслуженного мастера попробовать новое сочетание.
Как бы то ни было, Локтев, Альметов и Александров сколотили звено, которое очень быстро начало наводить ужас на соперников. Болельщики награждали тройку восторженными прозвищами, она быстро стала ведущей не только в ЦСКА, но и в сборной СССР. Успех сочетанию обеспечивала разноплановость нападающих, а также их взаимозаменяемость.

Сейчас все знают о знаменитом «офисе» Александра Овечкина — левом круге вбрасывания, из которого форвард забрасывает подавляющее большинство своих шайб. По воспоминаниям современников, нечто подобное было полвека назад и у Альметова, только его «офис» находился чуть ближе к центру площадки. Слабыми местами игрока были неумение вести силовую борьбу и отсутствие взрывной скорости, однако он с лихвой компенсировал эти недостатки шикарным броском, феноменальной техникой и космическим уровнем видения площадки. Он отлично понимал, что на льду нет никого быстрее шайбы.
Первая международная презентация тройки прошла в 1960 году на Олимпиаде в Скво-Вэлли. Альметов сыграл на турнире во всех семи матчах, забросив две шайбы и сделав три результативные передачи. А вот его партнеры по звену выступили гораздо результативнее: Локтев оформил «6 плюс 2», а Александров и вовсе набрал сумасшедшие «7 плюс 6». Советская команда не смогла завоевать золотые медали и чудом зацепилась за бронзу, но болельщикам стало окончательно ясно, что тройка способна решать задачи любой сложности.
На Игры-1964 в Инсбрук команду снова повез Тарасов, правда, на этот раз ему ассистировал не Владимир Егоров, а Аркадий Чернышев. Тренерский дуэт сделал ставку на звено Альметова и не прогадал. Особенно ярко себя проявил Локтев, который в восьми встречах забросил шесть шайб и сделал целых десять результативных передач. Мощно выступил и Александров, записавший на свой счет «7 плюс 4». На их фоне пять голов и четыре передачи Альметова выглядят скромнее, но статистика в хоккее отражает далеко не все.
Главное, что сборная СССР завоевала-таки золото, которое осталось для Альметова единственным в карьере. Урожай на чемпионатах мира и Европы был у форварда гораздо богаче: по четыре золотых медали. В составе ЦСКА он семь раз стал чемпионом страны, всего на его счету 211 голов в 250 матчах в первенствах СССР.
Конец карьеры Альметова был неожиданным и скоропостижным. У игрока начались проблемы с соблюдением спортивного режима, хотя до каких-то страшных загулов, как у некоторых его партнеров по команде, дело не доходило. Но Тарасов не стал закрывать глаза на проступки форварда: между тренером и подопечным разгорелся конфликт.
Конфронтация быстро достигла точки кипения, и в 1967 году Тарасов принял решение отчислить Альметова из команды. В их последнем разговоре форвард сгоряча бросил фразу о том, что ему никогда не нравились сложные тренировки специалиста. На резонный вопрос Тарасова о том, почему Александр говорит об этом только сейчас, нападающий ответил, что не хотел выделятся и быть в коллективе белой вороной.
Альметова выгнали из ЦСКА в 27 лет. Сейчас некоторые хоккеисты в этом возрасте только начинают раскрываться, но форвард решил повесить коньки на гвоздь. И это при том, что предложений у суперзвезды советского хоккея от других команд хватало. Однако, по воспоминаниям друзей Александра, тот просто не мог представить себя в другом клубе, ведь в ЦСКА форвард провел практически всю жизнь.

После ухода и спорта Альметов пытался пойти по классической для хоккеиста тренерской дорожке, но в родном клубе вакансий для него не нашлось. Деньги стремительно заканчивались, нужно было искать какую-то работу, но куда податься без образования? Это сейчас хоккеист уровня Альметова за пару сезонов заработал бы на безбедную жизнь себе и детям с внуками, а в 1960-х зарплаты спортсменов были в сотни раз скромнее.

Легенда советского спорта вместе с напарниками копал могилы на Ваганьковском кладбище и временами неплохо зарабатывал. Помимо фиксированной ставки, родственники покойных часто подкидывали могильщикам на чай.

В начале 1990-х Альметов вместе с супругой в поисках лучшей жизни отправился в США, но вернулся оттуда уже через полгода, причем один. Поездка за американской мечтой превратилась в алкомарафон, который поставил крест на семейном счастье спортсмена. О нехитром быте хоккеиста за океаном рассказывал журналист и друг спортсмена Евгений Рубин.
После возвращения на родину Альметов окончательно впал в депрессию. Страна распадалась, найти работу не получалось. Бывший хоккеист целыми днями сидел дома, заливал грусть алкоголем, а ел то, что приносили ему сердобольные друзья. Осенью 1992 года Альметов подхватил пневмонию и скоропостижно скончался. Спортсмену было всего 52. Похоронили легенду советского хоккея на Ваганьковском кладбище — том самом, где он когда-то трудился могильщиком.

Материал взят: Лента ру

Комментарии (0)

Ваш адрес email не будет опубликован.