Маньяки и убийцы, осужденные пожизненно, попросили отправить их на спецоперацию

Фото:МК

Пожизненно осужденные киллеры, террористы и лидеры ОПГ, находящиеся в «Бутырке», написали заявления с просьбой отправить их в зону российской военной спецоперации на Украине. Арестанты ссылаются на свой боевой опыт и на то, что им-то точно терять нечего: у некоторых даже не один, а два или три (!) пожизненных срока. «Дайте нам автоматы! Пойдем на смерть с песнями. После последних заявлений депутатов Госдумы о возможном возврате смертной казни у нас и выбора нет», — говорит один из «смертников».
Как живут арестанты в ПЖ-продоле «Бутырки» (коридоре для пожизненно осужденных) и почему они мечтают повоевать — в материале обозревателя «МК», члена ОНК Москвы.
Этот тюремный замок за долгие годы своего существования кого только ни принимал в свои стены. А еще — кого только ни отправлял на «последний этап». Ведь именно в подвалах «Бутырки» исполнялись в советские годы смертные приговоры.

В «Бутырке» какое-то время находился кабинет генерального комиссара государственной безопасности Лаврентия Берия (сейчас он почти полностью восстановлен, туда водят почетных гостей СИЗО на экскурсию). Так вот, от этого кабинета до ПЖ-продола всего несколько метров.

Впрочем, никто не может точно сказать, как часто бывал в этом корпусе Берия, да и бывал ли вообще (вряд ли он заглядывал в камеры и бродил по коридорам «Бутырки»). Как бы то ни было, много лет ПЖ-продол считался самым страшным местом во всем СИЗО. И самым изолированным. Это своего рода тюрьма в тюрьме, куда не попадают мобильные телефоны и прочие запрещенные вещи. Камеры невозможно просто открыть ключом снаружи, как в других корпусах. Обязательно требуется разблокировка двери из центрального пункта. А для этого нужно сообщить цель и причину открытия.

Трое сотрудников связываются с пунктом, но дверь камеры все равно не открывается. Кажется, что ее просто заело.

— А если пожар? — волнуемся мы.

— Успеем вывести всех, — самоуверенно говорит сотрудник.

Но вот дверь наконец поддалась, с лязгом открылась. За ней решетка во весь рост. За решеткой — двое мужчин. Я узнаю одного из них, это Андрей Кайль — фигурант по делу националиста Максима Марцинкевича по прозвищу Тесак (сам он был найден мертвым со следами пыток в Челябинском СИЗО).

— Что вы тут делаете? У вас же нет пожизненного срока, — спрашиваю.

— Вообще никакого срока нет, мы только знакомимся с материалами дела. Почему тут — не ко мне вопросы. Может, прячут от кого.

— Зачем? Чтобы исключить повторение истории с Тесаком и другими подельниками, найденными мертвыми при странных обстоятельствах?

— Возможно. Я не в претензии. Какая разница, где сидеть. Жалко, что вообще тут. Дома дети 2,5 и 7 лет. Вменили эпизод 2003 года. Почти 20 лет прошло! Уже давность должна была истечь.

Было и было, привез кого-то, отвез. Роль моя точно не установлена. А причина всего произошедшего в идеологии. Только я вот смотрю: если раньше говорить «я русский» приравнивалось к фашизму и за это срок давали, то сейчас это патриотизм. Вот как все поменялось! Мы тут телевизор смотрим (один кабельный канал у нас, его включают по выбору сотрудников). И там услышали про ЧВК «Вагнер». Заключенных принимают? Готовы пойти.

В следующей камере (они, кстати, носят номера Б8, Б10, Б14 и т.д.) сидят бандит Анатолий Мазур и 50-летний «ховринский маньяк» Владимир Белов. Видно, что оба соскучились по общению. Стараются вести себя интеллигентно. Мазур победоносно сообщает, что выиграл суд по «избыточному применению» наручников (из-за них он в суде не может делать записи, и вообще руки после долгого сдавливания становятся синими). Причем наручники надевают и на ноги, как кандалы, а потом еще сцепляют их толстой тяжелой цепью. В итоге Фемида постановила взыскать с МВД 1,5 тысячи рублей и с ФСИН 500 рублей.

— Мелочь, как говорится, а приятно. А так я тут по беспределу. Дали второй «пожизненный» якобы за двойное убийство, которое раскрыли (речь об убийстве в 2008 году миллионера и его девушки. — Прим. авт.). Я бы не кипешевал, если бы это было моих рук дело. Могли бы договориться со мной, заинтересовать…

Белов тоже пожаловался на кандалы, а также на то, что ему не разрешают пользоваться шариковой ручкой в суде, якобы потому что он может использовать ее как оружие.

— Ну на кого я нападу? Смотрите, я с палкой передвигаюсь по камере. Больной весь.

И тут же оба переключаются на тему вербовки. Как оказалось, они написали заявление в ФСБ и ФСИН с просьбой отправить их на Украину.

— Так вы же сами говорили, что больной, плохо ходите, с палочкой, куда вам воевать? — спрашиваю у «ховринского маньяка».

— Да, я хромаю. Но зато я стреляю отлично. Восемь лет биатлоном профессионально занимался. И вообще у меня длительный опыт владения оружием.

На столе в камере лежат сладости. Мне вспомнился один из вмененных «ховринскому маньяку» эпизодов — напал с оружием на женщину, убил и забрал торт, который она несла домой…

Мазур рассказывает, что учился в свое время управлять танком и был снайпером.

Комментарии (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *