Под Ржевом проходит самая масштабная поисковая экспедиция

Корреспондент PANORAMApro вернулся с полей сражений

Воронка, еще воронка

Жительница деревни Муравьево Мария Ивановна прекрасно помнит, как она вместе с братьями и сестрами свозила на санках с полей тела погибших бойцов.

- Дело было в начале 42-го, зима тогда лютовала. Помню, к нам в дом немцы пришли, в окна пулеметы выставили и давай пулять в сторону Етимово. Нас у мамы шестеро было — мы в подполе прятались, - вспоминает Мария Ивановна. - А когда затихло, глянули в окно — а там все поле телами устлано.

Спустя месяц, в феврале, дети и женщины начали свозить погибших. Хоронили в силосных ямах. По словам пенсионерки, позже она несколько раз ходила в сельсовет, рассказывала о захоронениях, но никто не приезжал.

- Ну так же нельзя! Кто-то их до сих пор дома ждет, - сетовала пенсионерка.

Откликнулись поисковики, которым обо всем поведала внучка Марии Ивановны. Волонтеры обратились к бабушке, она указала места.

Только из одной силосной ямы за пять дней работы экспедиции «Ржев. Калининский фронт» подняты тела сорока бойцов, имена некоторых удалось установить по медальонам. Всего же поисковики на 8 сентября подняли 217 останков военнослужащих. Бойцов нашли под деревней Толстиково, на Знаменском плацдарме, а также в так называемой Муравьевской яме — самом сложном раскопе этого года.

Международная поисковая экспедиция «Ржев. Калининский фронт» проводится Российским военно-историческим обществом совместно с правительством Тверской области в пятый раз. За четыре года в экспедиции приняли участие более 2 тысяч поисковиков из самых разных регионов страны, а также из Беларуси и Казахстана. Подняты останки более полутора тысяч павших солдат и офицеров Красной Армии.

Вместе с поисковиками отправляемся к раскопу — всего в полутора километрах от Муравьево по бывшей рижской трассе. О бомбежках этой дороги в начале 40-х напоминают воронки. Их количество, по словам руководителя экспедиции «Ржев. Калининский фронт» Сергея Баринова, не поддается счету. Добраться к некоторым просто невозможно: даже на «натоптанных тропах» вязнут УРАЛы.

Собственно, так произошло в среду утром: два мощных военных грузовика сели на дороге к Муравьевской яме.

Наш водитель — срочник 90-го отдельного специального поискового батальона Минобороны страны - сумел провести машину. Хотя позже признался, что были моменты, когда думал, что встанем.

Главная находка

Несмотря на дождь, в Муравьевской яме идет работа. Рядом — костер, у которого периодически греются поисковики.

- Это захоронение обнаружили наши коллеги из поискового движения «Россия». В 2018 году они заказали аэрофотосъемки Люфтваффе 43-го года из Америки. Как известно, самая большая коллекция аэрофотоснимков и многих трофейных документов находится в США в архиве NARA. На ней видны очертания бруствера, отвал, - пояснил заместитель командира 90-го поискового батальона Минобороны страны капитан Эдуард Колпаков. - Это не что иное, как воронка от 500-килограммовой авиабомбы, которую позже использовали как огромную братскую могилу.

Поисковики «России» провели несколько вахт и подняли сотню бойцов. Но из-за сложности не смогли продолжить работу — требовалось больше людей и серьезная техника. А потому они передали данные о раскопе экспедиции «Ржев. Калининский фронт».

Поисковики работают здесь шестой день. На раскоп диаметром 25 метров приезжают каждое утро, в лагерь возвращаются к вечеру. Трудностей немало. Из ямы глубиной 3,5 метра каждое утро откачивают воду, глиняные стены периодически рушатся. А потому участники нынешней Вахты Памяти работают максимально осторожно.

Из сорока поисковиков - большинство военных. Но среди них есть врачи, инженеры, учителя.

- Работаем совками и ножиком. Когда более-менее видно скелет, начинаем зачищать губкой или щеткой, чтобы прорисовывалась картина, как он лежит. Но большинство останков раздроблены и перемешаны,– рассказала хрупкая девушка из Чувашии Кристина Шигильдеева. - Сейчас сняли 3,5 метра, предстоит еще метр-полтора вглубь. Воронка непростая - постоянные оползни.

Как оказалось, Кристина - 26-летний учитель младших классов. На вахте она второй раз. В этом году у молодого педагога 1-й класс. Но ради возвращения имен бойцов Красной Армии Кристина Шигильдеева оставила своих малышей и отправилась в Ржев в буквальном смысле на перекладных. Её не пугает целый день под дождем руками месить холодную глину.

Менее чем за неделю поисковики уже перебрали 20 тонн земли. И это не предел - в планах углубиться на метр-полтора.

- Есть, сюда, аккуратней! - прервал наш с Кристиной разговор крик из ямы.

Произошло то, ради чего под Ржевом собралось полтысячи человек со всей страны, — обнаружен медальон.

Возвращаемся в лагерь, где находку передаем специалисту и эксперту лаборатории «Солдатский медальон» Олегу Гусеву.

Хранители истории

Днем в лагере пустота — все на раскопах. Тишину нарушают школьные автобусы, которые заезжают к поисковикам по дороге на Ржевский мемориал Советскому солдату.

- Это пистолет-пулемет Шпагина, а этот — Судаева. Вот с таким оружием шли в бой наши деды, - рассказывает детям Алексей Картузов из Оренбурга. - За самый интересный вопрос — дам выстрелить!

Алексей — представитель оренбургского военно-исторического клуба «Виктория». На поисковую вахту он ежегодно приезжает с холощенным оружием, военным обмундированием. Так, говорит, проще донести до ребят, что такое годы Великой Отечественной. Ну а когда после просмотра фильма по рассказу поисковика Александра Савельева «Ложка» у детей наворачиваются слезы, понимает, что занимается верным делом.

В соседней палатке — находки этого года, с которыми также знакомят детвору.

Катушка для связи, внутренности коробки для переноски мин, винтовка Мосина, пробитый котелок, ботинки, пулеметные диски, саперные лопаты — все эти экспонаты отправятся в музеи школ и поисковых отрядов.

Кстати, находки прошлого года пополнили коллекцию музея Минобороны «Дороги памяти», также их можно увидеть в музее у Ржевского мемориала.

Здесь судьбы в единую слиты

Пока ждем результатов от Олега Гусева, идем к антропологам. Пожалуй, это самая жуткая палатка. По обеим сторонам — кости, на столе скелеты, далее — гробы и мешки с останками бойцов.

- Вот это - скелет молодой девушки. По нашим данным, ей было от 16 до 20 лет на момент смерти. Установили по зубам и по еще не сросшимся швам на черепе. А вот это — останки мужчины средних лет. Их обнаружили в одной яме, - поясняет сотрудник Научно-исследовательского института и музея антропологии МГУ Дарья Машина. - Нам приносят мешки, все кости в глине. Сначала очищаем при помощи зубных щеток, затем раскладываем останки на специальный баннер, где определяем размер и идентифицируем возраст.

Работы довольно много: озвученные выше цифры — то, что уже удалось за пять дней идентифицировать специалистам. А мешки с останками прибывают каждый час.

По словам антрополога, редко можно найти на костях ранения, которые повлекли за собой смерть. Много разрозненных останков, из чего специалисты делают вывод, что люди погибали в результате взрыва.

- К сожалению, ничем порадовать не могу, - разочарованно озвучил Олег Гусев. - Записка истлела настолько, что не подлежит экспертизе.
На 9 сентября этот медальон стал одиннадцатым в поисковой экспедиции этого года. Прочесть имена бойцов удалось в семи случаях.

Из небытия вернулись:

  1. Матвеев Батырша Матвеевич, 1905 г.р. Дата и место призыва: 13.09.1941 Кушнаренковский РВК, Башкирская АССР, Кушнаренковский р-н, рядовой.
  2. Ручьёв Иван Афанасьевич, 1901 г.р. Дата и место призыва: Камышловский РВК, Камышловский р-н, Свердловская обл.
  3. Савченков Фёдор Фёдор(т)ович, 1923 г.р. Уроженец Смоленской обл. Дата и место призыва: Красно-Пресненский РВК, Московская обл., г. Москва, Краснопресненский р-н.
  4. Алферов Яков Иванович, 1901 года рождения, был призван Уфимским ГВК Башкирской АССР.
  5. Саберьянов Анварь Саберьянович, 1918 года рождения, Белебеевский район, Тузлукушевский сельсовет, село Тузлукуш, Башкирской АССР.
  6. Харитонов Федор Никанорович, 1905 года рождения, д. Колкольцово, Уфимский р-н, Башкирская АССР.
  7. Шакиров Закир Шакирович, 1904 года рождения, д. Н.-Киги, Кигинский р-н, Башкирская АССР.

Информация со всех найденных медальонов выкладывается в официальных группах, а также на сайте Российского военно-исторического общества.

Он сегодня вернулся из боя

Сергей Баринов провожает из лагеря. К входу подъезжают УРАЛы — с холщовыми мешками они возвращаются с раскопов.

По дороге рассуждаем о том, как за пять лет изменилась стоянка поисковиков. Из туристических палаток добровольцев под Кокошкино она переросла в площадку, которую вполне можно сравнить с полевым лагерем Минобороны страны с соответствующей инфраструктурой: просторные жилые палатки, столовая, банно-прачечная, душевые.

Говорим о том, что за четыре года под Ржевом поисковики подняли свыше 1500 военнослужащих и сколько еще солдат покоятся в этих безымянных болотах.

В Мончаловских лесах одна только 29-я армия потеряла более 20 тысяч человек.

- Сергей Анатольевич, нашли. Сына нашли! - делится радостной новостью юноша в камуфляже. - Родственники из Башкирии собираются приехать на перезахоронение.

Оказывается, откликнулся Валериан Матвеев - сын Батырша Матвеева. Ему было шесть, когда отец уходил на фронт. И все эти годы Валериан Батыршаевич сначала ждал родного человека, а потом искал его могилу.

Теперь дети и внуки пропавшего без вести бойца знают, что отдать ему дань памяти можно здесь, на Ржевском мемориале.

Елена ПОТЕХИНА

Фото: Оксана РУДЕНКО

Comments (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *