«Русское сердце»: важно, чтоб было здоровым!

В минувший уик-энд, обрамлявший мужской праздник, в Твери прошёл 3-й православный кинофестиваль «Русское сердце». Отвечает ли серия кинопоказов статусу кинофестиваля – вопрос, может, и праздный. Неизбалованные тверичане рады были и этому, бесплатной демонстрации фильмов, до которых и в кинотеатр не дойдёшь, и в сети не доберёшься. Плюс мероприятия: неравнодушные зрители получили возможность приобщиться к новому российскому кино. Главная «фишка» кинофеста – в программе присутствовали документальные короткометражки, посвящённые восстановлению тверских храмов в Кушалино и в Пречистом Бору, снятые тверскими энтузиастами из молодёжного клуба «Сеятель» (один из соорганизаторов). Как и принято на «больших» киносмотрах, на показах присутствовали реальные герои. Самодельный короткий метр соседствовал с полнометражными игровыми гигантами, что свидетельствует о хаотичности составления программы в целом, что замечаю второй год. Но это на первый взгляд. Приглядываться особо не надо, чтобы уяснить: вполне себе на поверхности – темы духовного спасения, покаяния, просветления и исцеления, возрождения и воскресения.

Событием стал показ титулованной «Войны Анны» Алексея Федорченко («Лучший фильм» за 2018 год по единодушному мнению обеих национальных кинопремий плюс «Белый слон» от Гильдии киноведов и кинокритиков), заслужившей и международное признание, и здесь на «Русском сердце» явно выбивающейся из общего контента. Страшную, дико щемящую картину «о девочке из камина» мало кто видел даже из тверских киноманов: в общероссийском прокате она шла всего 4 дня. Ожидаемые повышенные эмоции – после показа в зале наступила мёртвая тишина! Странно было бы не сострадать чудом спасшемуся ребёнку. Смотреть, однако, это кино можно по-разному. Восхищение, несомненно, вызывает Марта Козлова, награждённая неоднократно за лучшую женскую роль. Анна подглядывает за враждебным миром огромными скорбными глазищами – и волшебной камерой Алишера Хамидходжаева, создающей чуть ли не готическое потустороннее пространство в школе, где разместилась оккупационная комендатура. Здесь пляшет «Дикая охота» разгулявшихся на Рождество фрицев, не замечающих существо, бродящее в волчьей шкуре, ведущее свою войну. Нагромождение метафор, аллюзий, вплоть до лобовых референсов к «Пианисту» – собирать можно бесконечно.

В акцентированную режиссёром музыкальную – тихую, безмолвную – интонацию вносил яркие краски громыхающий по соседству «Столичный джаз» (показы шли в т.н. Зелёном зале Бизнес-центра «Тверь», в не приспособленном для кино холле «Панорамы»). В самые сокровенные моменты оркестр за стенкой разразился джазовой версией «Полюшко-поле», придав новые неожиданные смыслы, которые и представить не мог себе Федорченко, причудливо терапевтически разряжая боль…

По контрасту с обласканной критикой «Войной Анны» в игровую программу втёрлись «Временные трудности» Михаила Расходникова, напротив, заклеймённые как один из худших фильмов 2018 года. Занятно было в кинофестивальных кулуарах узнать, что изначально сценарий писался под более возрастного Хабенского. Действительно, странновато было преподносить в качестве духовно-нравственного кино, проповедующее методы карательной педагогики и, мягко говоря, далёкое от трудностей, отнюдь не временных, людей особенных, которым никогда наперекор болезни не светит превратиться в красавца-лебедя Риналя Мухаметова. Не спасает и искромётное лицедейство Ивана Охлобыстина. С ним же связана и другая лента игровой программы – «Мотылёк», пожалуй, самая зрительская, получившаяся на стыке жанров, но с заметным мелодраматическим уклоном. Киносмотр приоткрыл интригу авторства: львиная доля в режиссуре принадлежит представлявшему его продюсеру Георгию Гаврилову, тогда как за конечный результат отвечает признанный мэтр Константин Худяков. Ранее же доподлинно было известно, что к продюсерству на каком-то этапе подключилась исполнительница главной роли Алёна Бабенко, вписавшаяся в традицию продюсеров-актрис, к которой как раз и высказывались претензии о жанре и финале на «взрослых» кинофестивалях. Зрительские же «манки» налицо – и растиражированный «Жираф» Гумилёва, и Цветаева, и Анатолий Белый. И опять же изумительная девочка Марта Тимофеева. «Мотылёк», к слову, уже порхал на телеэкране.

Апофеозом же 3-го православного кинофестиваля «Русское сердце» стало довольно зрелищное полотно на евангельский сюжет «Варавва» Евгения Емелина. Художественная версия не известного широко романа Марии Корелли, за который её сильно критикуют, тем не менее заслужила самый живой отклик забитого до отказа зала и была награждена Главным призом. Самое отрадное для тверской публики то, что показ превратился в бенефис актёра Тверского театра Драмы Залима Мирзоева, сыгравшего в «Варавве» роль Мельхиора. Заслуженный артист, за последние годы всё более привлекающий внимание кинопродюсеров и режиссёров, своим мастерством, обаянием и искренностью сгладил многие огрехи картины: «Библейская история переходит на экран. Мы старались никого не обидеть, максимально деликатно подходить. Попал ли я в тональность? Мне важно было быть честным. Я хотел передать своего героя простыми средствами, не повышая тональности». Мирзоеву на съёмках удалось дать урок актёрского мастерства артисту не профессиональному – исполнителю роли Симона, которого заметили зрители. Герой вечера подвёл итог всему фестивалю: «Русское сердце – важно чтоб было здоровым! И в прямом и в переносном смысле. От этого зависит жизнь каждого россиянина».

Будем ждать 4-го «Русского сердца». Повод всерьёз задуматься о возможностях Твери в устроении настоящего кинофестиваля, о непритязательных вкусах публики, которые – не декларативно, а практически – воспитать в современных условиях затруднительно. Да и нужно ли? Пусть каждый радуется тому, что ему действительно по сердцу.

 

Комментарии (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *