Со мной не уснешь: пианист-виртуоз Евгений Соколовский дарит яркие вечера

Не знаю, у кого как, а у меня первая мысль при предложении послушать фортепианный концерт — ну наконец-то высплюсь. Классика, конечно, прекрасна, но скучна.

Концерты Евгения Соколовского в корне меняют это представление. Поверьте! Он не просто пишет и исполняет музыку. Он ее показывает, создавая целые светомузыкальные шоу. Заставляет даже самых далеких от классики зрителей пережить романтическую историю с Вивальди, посетить пещеру горного короля с Григом, испытать бурю эмоций от ярости до восторга с Бетховеном.

Бесстрастность и экспрессивность, вселенское спокойствие и ураган, сметающий все на своем пути, — это про концерты Евгения Соколовского.

Накануне очередного выступления, который состоится 20 ноября в киноконцертном зале «Панорама», пианист-виртуоз рассказал нашему порталу, как его карьере помогли спички Аллы Пугачевой и зачем ходить на «штырку».

Черно-белая мечта

- Евгений, в музыкальную школу детей отдают лет в шесть-семь. Вы же в это время пошли на гимнастику. Инструмент появился довольно поздно. Как так?

- В первый раз, когда я увидел пианино, мне было два-три года. Во время уроков музыки в детском саду меня завораживал инструмент, он казался каким-то волшебным. Но мои попытки подойти к нему, нажать на клавиши резко пресекались — не тронь, отойди, расстроишь! Эти фразы воспитателей отпечатались на всю жизнь.

Сегодня, когда дети хотят сыграть на рояле, я всегда предоставляю им эту возможность, понимаю, сколько эмоций рождает шкатулка со звуками.

Тогда в детстве, конечно, и мысли не было, что учат музыке. Понимание пришло в 11 лет, когда я перестал заниматься спортом. Мой с братом тренер по гимнастике сломал ногу, а затем перешел в торговлю — наступили 90-е, надо было как-то выживать. Нас перевели в акробатику, и здесь у меня энтузиазм к спорту пропал.

От безделья начал на отцовской гитаре подбирать мелодии, которые звучали в «Утренней почте» и «Утренней звезде». Родители заметили мое увлечение к музыке и предложили пойти в музыкальную школу на гитару. Но так как черно-белая мечта с двух лет меня не покидала, я как-то боязно спросил, а можно ли на пианино. Отец сказал: «Хорошо!» И через несколько дней в моей комнате стоял самый лучший в городе инструмент — его выбрали из 90 вариантов.

Правда, вот в музыкальную школу сначала меня принимать не хотели: для поступления я был уже слишком взрослый, к тому же пришел посреди учебного года. Взяли на платное отделение. За полгода закончил программу 1-го класса, за лето — второго класса, и уже в сентябре я пришел в 3-й класс на бесплатное обучение.

Евгений Соколовский — пианист, исполнитель, композитор, выпускник РАМ им. Гнесиных, автор ярких произведений и аранжировок для фортепиано. Его композиции и переложения знаменитых классических произведений использовались на церемонии закрытия Кубка конфедераций ФИФА 2017 года, на открытии и закрытии 37-го и 39-го Московского международного кинофестиваля, ледового шоу «Год до XXII Олимпийских игр в Сочи», в короткой программе Юлии Липницкой на чемпионате мира по фигурному катанию и других значимых мероприятиях.

 

- И в это время, наверное, закончилась обычная детская жизнь, приходилось часами играть гаммы. Родители контролировали учебу?

- С музыкальной школой моя жизнь сильно не изменилась. Я должен был сделать уроки, позаниматься час на инструменте, а потом свободен. Конечно, я, как и все мальчишки во дворе, играл в футбол, катался на велосипеде.

Так как музыкантов у меня в семье нет, то и проверить, верно ли я играю, меня не могли. Правда, у отца были педагогические позывы - учил меня по системе Аллы Пугачевой. Как рассказывала Алла Борисовна, во время занятий с одной стороны клавиатуры у будущей примадонны лежали спички. Задача — переложить 10 спичек. Один идеальный проигрыш — одна спичка. Если хоть раз ошибаешься, все «правильные» спички возвращаются обратно в коробок. Такое мы практиковали. Действующий метод!

Как только я сел за инструмент и начал играть этюды и сонаты, отец сказал: «Жень, чужих произведений много – начинай писать свои». И я начал. Сначала это были бирюльки, благо родители меня хвалили и мотивировали. Затем писали в соавторстве с отцом. Он – стихи, а я – музыку. Впоследствии эти песни исполнял в школе в родном Павлодаре. А с одной уже в Твери занял как вокалист призовое место. Это «Вселенная», написанная в 13 лет. Так сочинительство стало хобби, а в дальнейшем и профессией.

Мой путь начался в 2016 году после Гнесинки, когда решил, что буду писать авторскую музыку. Первый сольный концерт, программу которого делал полгода, был в Тверской филармонии. Это моя отправная точка.

А «Мурку» слабо?

- Если вернуться к студенческим годам, скрипачи могут выйти на Арбат, спуститься в метро. А пианистом не накалымишь? Как подрабатывали?

- Как и многие, будучи студентом, играл в ресторане, я - при столичном отеле «Балчуг Кемпински». Хороший вариант — и технику совершенствуешь, и деньги зарабатываешь. Играл фоновую музыку для отдыхающих. Конечно, подходили и говорили: «Это ты, парень, конечно, молодец! А «Мурку» слабо?» И так надоела эта просьба, что «Мурка» шла по самому дорогому тарифу.

Приходилось и «штырять» (играть на улице - Прим. авт.). Но этот единственный случай был во времена тверского музыкального училища, когда с концертом в 2003-м поехали в Питер. Нас расселили в кадетском корпусе, там же и кормили — еда была не самой лучшей.

Денег с собой особо не было, а есть хотелось - решили с другом-флейтистом пойти на штырку. Я взял у гитариста его инструмент, и мы спустились в метро на Дворцовой площади. Играли по кругу три произведения - «Город, которого нет», «Одинокий пастух» и «Зеленые рукава». Назарабатывали нормально. По ресторанам не ходили, но на приличное кафе хватало. Еще и подарков привезли.

Рэп рулит?

- Сольная карьера означает, что нужно где-то добывать средства, вкладывать в свой проект, и при этом не факт, что все эти усилия оправдаются. Популярность в нынешнее время – это результат упорной работы, связи или же везение?

- Пробиться действительно сложно. Особенно, когда в сознании многих «классика» - пережиток прошлого.

Сегодня, если говорить о вокальной музыке, в тренде рэп и все, что с ним связано. Тут неважно, о чем, главное - промычать. А инструментальная музыка стала настолько простой, что ее можно сравнить разве с какой-то жижей. Все эти печальные переливы, бурления прозвали неоклассицизмом.

Интернет — хороший показатель вкуса. Как думаете, какой ролик наберет больше просмотров: дворовый речитатив или концерт из Большого зала Московской консерватории? Ответ очевиден.

То, что делаю я, - яркие, интересные, наполненные эмоциями но, наверное, в силу современных течений не столь популярные композиции, в которых есть мелодия. А ведь мелодия — главное лицо музыки. Ты можешь забыть абсолютно все слова песни, но будешь напевать мелодию. А что там звучало - гармошка, пианино, флейта - неважно.

Конечно, для неподготовленной публики классический концерт может показаться непонятным и скучным. Мне захотелось открыть классику для всех - я пошел по пути эстрадного фортепиано. В принципе, идея не моя: Ричард Клайдерман начал играть классику в современных обработках еще в 80-х годах прошлого века. Именно он меня и вдохновил, еще в 11 лет.

Мои концерты — это светомузыкальное шоу, палитра эмоций, которые человек может получить от звука, света, от смены настроения музыки. Перед выступлением говорю: «Вы воображайте, мечтайте, рисуйте свой фильм!» И знаете — работает. Зрители уходят довольными, вдохновленными. Потом с собой приводят других.

Конечно, делать сольную карьеру непросто. Даже те люди, на чью помощь я когда-то рассчитывал, уходили – оказывалось, что никому ничего не нужно.

Я знаю, как тяжело собираются залы. Но вера в себя не должна предавать. Нужно каждый день обязательно что-то делать. Пусть даже в минус, в убыток, но нужно. Потом каждый минус станет плюсом.

Евгений покорил не только российских слушателей, но и знатоков настоящего искусства в Европе и Азии. В 2019 году он стал лауреатом Международного конкурса-фестиваля «2nd Silk Road & Young Dreams» в Пекине, где занял первое место в двух номинациях - «Лучший исполнитель» и «Лучший оригинальный номер».

 

Три солнца есть у меня

- В одиночку идти к большим, масштабным программам непросто. Ваша супруга Диана одновременно и директор, и продюсер. Кто у вас главный? Нет споров по поводу мест выступления — вы хотите в Московскую консерваторию, а она отправляет в городской ДК?

- О нет, напротив, предложение по поводу Московской консерватории может прозвучать от нее, и здесь я уже говорю, извини, мол, это такой высший класс, которому надо соответствовать. Диана — человек, который вдохновляет и мотивирует. Я счастлив, что случайная встреча в кафе переросла в такой союз.

Диана и Евгений Соколовские

Когда впервые увидел Диану, понял, что хочу быть рядом с таким человеком. Но тогда что-то вымолвить, объяснить ей не смог. Взял в машине свой диск, как школьник, стесняясь, дал ей его, за что-то поблагодарил, даже имени не спросил и ушел.

На следующий день Диана добавила меня в друзья в соцсетях. Но у нее была своя жизнь, и мне ничего особо не светило. А я оставил свое прошлое, начались страдания и спустя пару недель написал признание в любви.

Песня про любовь с первого взгляда «Признание» всегда в моей концертной программе. За ней идет композиция «Шкатулка», которую я посвятил дочке Амалии. Много детских вещей написал после рождения малышки Беллы.

Диана — она не просто мой директор и продюсер, она моя опора и Муза. Конечно, ей непросто совмещать разные роли — быть женой, матерью, директором, администратором, идейным вдохновителем. Но я от нее не требую борщей и пирожков. Могу вполне и сам приготовить.

А она в свою очередь всегда напоминает, что я — пианист. Для меня нет проблем решить домашние вопросы. Прибить полку я, может, и прибью, может, и дом построю. Но вопрос — как? Всем должны заниматься профессионалы.

В сентябре 2017 года вышел первый сольный альбом Евгения «Генезис», 5 февраля 2020 года - второй альбом под названием «Мечтатель».

 

- Хорошее материальное вознаграждение — важная составляющая. Но бывают проекты, которые не приносят денег, но при этом дарят возможность поучаствовать в реализации хорошей идеи.

- 14 февраля 2018 года у меня в Твери был концерт. Делали его своими силами: арендовали концертный зал, привезли оборудование из Москвы. Зал как-то не особо наполнялся. Стали искать единомышленников. И встретились с председателем фонда «Отчий дом» Натальей Серовой. Она очень помогла, прежде всего идеями и решениями.

После она попросила поучаствовать в отчетном благотворительном концерте фонда. В это же время проходил Московский кинофестиваль Михалкова, куда меня также пригласили выступать.

На концерте Натальи Серовой по сценарию я должен был участвовать в номере с ребенком, где мы играли мое произведение на два рояля. Мы уже репетировали, мальчик выучил партию. Детскую мечту подвести я не мог. Пришлось отказаться от участия в Московском международном кинофестивале.

Уже после смерти Натальи Серовой захотелось завершить ее идею — построить ротонду в Ботаническом саду Тверского госуниверситета. И мы начали проводить благотворительные концерты.

Конечно, пандемия немного приостановила ряд проектов. Но желание довести это дело до конца не угасло. Хотелось бы привлечь аудиторию и заразить ее этой благой идеей. Ведь  Ботанический сад, я убежден, это душа Твери. Туда можно приходить, вдохновляться и отчуждаться от городской суеты.

Не случайно именно здесь мы реализовали несколько проектов - записали новый трек «Цветок», который стал своеобразным гимном сада. Создали вместе с директором сада Юрием Наумцевым серию роликов о цветах, которые переросли в настоящий спектакль.

Амалия Соколовская

На струнах души

- Как рождается музыка? Есть ли специальные способы, которые погружают тебя в состояние творчества?

- Мне нужны впечатления — без них музыка мертва. Это могут быть чьи-то личные истории, которые мне рассказывают. И я начинаю проникаться, сопереживать. А когда в этой истории несправедливость, включается чувство спасателя и хочется помочь. Бывает, захлестывают эмоции, как говорится, до слез. Это как вспышка! Есть люди, которые выплескивают свои чувства с помощью крика, скандалов.

Я же ночью в полумраке выливаю все в рояль: гнев, слезы, печаль, радость, иронию, сожаление, грусть. И в эти моменты рождаются произведения. Благо успеваю нажимать кнопку записи.

Музыка выражает наши чувства гораздо мощнее, чем способны выразить слова. На своих концертах я прежде всего дарю эмоции и получаю их взамен. Человек ведь живет не тогда, когда жив, а когда способен чувствовать.

Елена ТИХОНОВА

Фото из архива Евгения Соколовского

Комментарии (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *