«Столичный джаз» в Твери

Фото: dkoctober.ru

Сообщество музыкантов, специализирующихся на исполнении джазовой музыки, никогда не было в нашей стране особенно многочисленным. Поэтому любой тверской музыкант из тех, что играл или играет джаз, при имени Федора Ляшкевича понимающе улыбнется и поднимет вверх большой палец. В джазовом сообществе его знают не только как виртуоза баритон-саксофона (порой сменяющего, впрочем, свой крупный инструмент на маленькую нежную флейту), но и неутомимого организатора и пропагандиста джазовой классики. В Тверь он прибыл со своим коллективом музыкантов и певцов, чтобы порадовать концертом в киноконцертном зале «Панорама».

«Столичный джаз» под управлением Федора Ляшкевича существует сравнительно недавно. Пока не все складывается гладко в биографии оркестра: меняется состав музыкантов, меняются солисты, возможно, потому что и к тем, и к другим предъявляются высокие требования не только в профессиональном плане. Далеко не каждый музыкант создан, чтобы играть джаз, а конкретнее – джазовую музыку определенного стиля, предъявляющего особые требования к исполнителям.

Три десятилетия (1930-1960), которые в истории джаза связаны с доминированием больших оркестровых коллективов и называются «эпохой свинга», до сих пор вызывают приступы острой ностальгии у всех поклонников джазовой классики. Концертная программа столичных гостей так и называлась: «Золотые мелодии джаза» и состояла из образцов поистине неувядающих мелодий тех уже далеких лет. Тверскую публику в канун празднования Дня защитника Отечества, конечно, не могло не порадовать исполнение знаменитых аранжировок русских мелодий, ставших популярными в США джазовыми композициями, и впервые исполненных оркестром знаменитого Гленна Миллера в годы войны: «Полюшка-поля» Льва Книппера и народной «Дубинушки».

Солистов Алену Французову и Арсена Марьяшина пока рано называть суперзвездами, но их исполнение порадовало точным следованием приемам именно джазового вокала. Знаменитая композиция «L.O.V.E.», прославившая некогда великого Ната Кинга Коула, прозвучала в их интерпретации в высшей степени лирично и трогательно. Безупречно звучали в солирующих партиях кларнет Никиты Шаца и тенор-саксофон Ника Шеффера. Впрочем, добрых слов заслуживают все музыканты, которые показали отличное владение инструментами, импровизационные таланты и зажигательный темперамент, исполняя оригинальные аранжировки музыкальных пьес из репертуара знаменитых джазовых оркестров Дюка Эллингтона, Бенни Гудмана и уже упомянутого Гленна Миллера.

Завершая концерт, «Столичный джаз» исполнил одну из знаменитых танцевальных мелодий тридцатых годов «Sing, Sing, Sing» Луиса Примы. Казалось, под такую музыку нельзя не пуститься в пляс. И публика стала покидать свои места. Однако вовсе не для того, чтобы размяться танцевальными па, – люди, предупрежденные, что концерт завершается, элементарно отправились в гардероб, не задумываясь, похоже, что это – откровенное неуважение к артистам, продолжающим выступление, демонстрирующим свои таланты и мастерство. Вообще зрительская и слушательская культура для нашего города – больной вопрос. Во время концерта многие считают допустимым входить и выходить из зала, фланировать между рядами. Необходимо как-то минимизировать подобное отношение к тем, кто работает на сцене, кто надеется услышать благодарные аплодисменты и увидеть добрые улыбки зрительного зала, а не завершать программу, наблюдая удаляющиеся в сторону выхода спины.

Валерий СМИРНОВ