Электрик – экстремист из Торопца, сбежавший в Литву, отрекся от своей семьи

Фото: https://www.svoboda.org/a/28468427.html

Наш портал уже сообщал о том, что Владимир Егоров, электрик из Торопца, бывший председатель городского отделения партии «Яблоко» города Торопца, обвиняемый в России в экстремизме и призывах к терроризму, сбежал в Литву.

Владимир Егоров после целой серии приключений- побег в Белоруссиию, форсирование озера и тому подобное, осел в общежитии для мигрантов недалеко от аэропорта Вильнюса.

Он обратился за предоставлением политического убежища к литовским властям.

На днях Егоров рассказал о своей нынешней жизни литовскому ресурсу LRT.lt.

Вот его наиболее интересные откровения.

"Сам я из города Торопец. Это маленький город, в котором проживает 16 тыс. жителей. Там, например, в системе здравоохранения много проблем... Я начал забрасывать местные власти претензиями, вопросами, почему нет этого, почему нет того. Они были вынуждены реагировать и отправлять мне отписки, эти отписки я публиковал в социальной сети «ВКонтакте». Это группа местного сегмента, для жителей города, это были словно местные СМИ".

"Моя цель была показать людям, как это все у нас происходит. Например, у нас морг как бы есть, но вроде его как бы нету. Мне пишут официально ответы, что он есть, функционирует, а на самом деле он отдан под частные услуги и жителям приходится платить за то, что им положено бесплатно. Потом я занялся расследованием краж песка из песчаных карьеров, за что меня и начали преследовать - поджигали дом, били стекла".

"Один журналист, литовский гражданин, поручился за меня, и, да, я смог покинуть лагерь и переселился в Вильнюс. Но мой вопрос ещё не рассмотрен, я ещё нахожусь в статусе просящего убежища, не могу ещё пока работать. Но страховка медицинская у меня есть, работать можно будет только если в течение полугода не рассмотрят моё ходатайство. Сейчас большой наплыв мигрантов миграционная служба не успевает рассмотреть все обращения, идёт все очень медленно".

"Семье пришлось переехать в другое место, у них сложилось все нормально. Я официально от них отрёкся, и жена меня тоже всюду ругала. Все это делалось для того, чтобы моя борьба не сказалась на их жизни. У старшей дочери уже были проблемы - её не взяли на работу из-за того, что я в этих списках. А в целом меня жена не поняла, она спрашивала: «Зачем тебе это надо? Eсли бы тебе за это хотя бы платили…»".

"Я Вильнюс ассоциирую со своим родным маленьким городом, все вокруг зелёное, а в Москве я прожил два месяца и попросил, чтобы меня поскорее оттуда убрали на дачу. Это такое величие в бетоне и что-то очень мрачное. Там богатство, конечно, сверкает, но в целом это мрачный город, а в Вильнюсе везде лес.
Отрадно, что мне помогают здесь и другие беженцы из России. А вот в моём родном городе меня никто не поддержал - там просто таких, как я, не было".