Восстановление экономики будет медленным. Часть 1

Директор Института экономики и управления ТвГУ Давид Мамагулашвили рассказал PANORAMApro, что же будет с Родиной и с нами после коронавируса

Во многих странах (в том числе и в России), где пандемия коронавируса пошла на спад, начали снимать карантинные ограничения. Правительства уже вовсю верстают планы по восстановлению экономики, а люди в раздумьях, как жить дальше: все остановлено, деньги закончились, размеренный ритм жизни ушел в прошлое, будущее неопределенно - так что же будет с экономикой в мире, в России и в Тверской области?

На эти вопросы PANORAMApro ответил директор института экономики и управления Тверского государственного университета кандидат экономических наук Давид Мамагулашвили.

 

- Давид Ильич, каковы, на ваш взгляд, сценарии развития событий в экономике Тверской области после того, как инфекция - навсегда или временно - отступит?

- Тверская экономика является частью российской экономики, а российская экономика - частью мировой экономики. Поэтому рассматривать отдельно друг от друга происходящие в них процессы не совсем правильно. Тем не менее постараюсь ответить, исходя из своей компетенции.

Прежде всего напомню, что все последние годы российская экономика развивалась так, что мы, с одной стороны, завязывали отношения с Китаем, а с другой стороны - очень плотно работали с Европой. Главный источник поступления валюты в страну - это углеводороды и другие виды природных ресурсов. И что мы сейчас наблюдаем? Мы наблюдаем, что из-за коронавируса (хотя я скажу что «не только», но сейчас на первом плане пандемия ) спрос на наши ресурсы резко упал. Упал даже ниже, чем предполагал пессимистический прогноз развития ситуации в России. Безусловно, это отразилось в том числе на бюджете страны, возникла опасность его невыполнения.

Но у России, безусловно, есть резервы - примерно пол-триллиона рублей, это деньги, которые были накоплены как раз для такой ситуации. Самое главное сейчас - чтобы решения, которые будут приниматься по этим резервам, не стали бы решениями о «растранжиривании». Чтобы резервы были направлены туда, где они действительно необходимы.

Из-за того, что мировая экономика, можно сказать, рухнула, мы, безусловно, тоже оказались в незавидной ситуации. Когда я говорю «экономика», я имею в виду все отрасли экономики: и машиностроение, и сельское хозяйство, и туризм, и малое предпринимательство, и грузоперевозки, и транспорт, и так далее и тому подобное. Когда началась пандемия, медицинские власти и политическое руководство почти всех государств пришли к выводу, что для остановки распространения коронавируса нужно ограничить передвижение людей - соответственно, они должны находиться дома. А если все сидят дома, то фабрики и заводы не работают, самолеты не летают, поезда не ходят и так далее по списку. Соответственно, экономика остановилась.

Мы с вами тоже участвуем в этом процессе. На мой взгляд, кризиса такого характера, как нынешний, российская экономика, пожалуй, и не знала до сих пор. Все кризисы, что мы проходили (а было их достаточно много, но для примера назову дефолт 1998 года и кризис 2008 года), были сугубо экономическими и в этом смысле - предсказуемыми. Они имели экономическую причину, на основе которой можно было понять, когда они закончатся. У нынешнего кризиса причина тоже есть, но она не экономическая. У этого кризиса очень высокая неопределенность, поэтому никто не знает, когда он закончится и в мировой экономике начнется рост.

Но мы в любом случае должны исходить из того, что пандемия все равно когда-нибудь закончится, либо мы научимся жить в условиях этой пандемии, научимся лечить болезнь, и тогда будет не так страшно, как сейчас. А страшно потому, что никто достоверно не знает, что это за вирус, как и откуда пришел и что с ним теперь делать.

Поэтому восстановительный процесс в экономике начнется, но он будет постепенным и - я бы даже сказал - многоэтапным. Первый этап - существование в активной фазе коронавируса (в этой фазе мы живем сейчас), когда почти что ничего не работает, кроме промышленности и предприятий системы жизнеобеспечения. Второй этап начнется, когда мы увидим, что пандемия пошла на спад, тогда заработают основные производители материальных благ: малый бизнес и сфера услуг. Этот этап, с моей точки зрения, продлится до начала осени. Третий этап начнется ближе к зиме: заработают все отрасли экономики. Мы все полноценно будем выходить на работу, соблюдая ограничения, введенные медицинскими и санитарными властями.

Но есть одно «но»: падение российской экономики настолько значительное в некоторых отраслях, что выходить из этой ситуации мы будем в течение одного - четырех лет. Да, есть и такой прогноз.

Какой именно сценарий выхода из кризиса будет разработан в России, мы пока еще не знаем: решение политическим и экономическим руководством страны пока не принято. Но я знаю, что сценарии там очень серьезно прорабатываются, и не исключаю, что это может даже привести к пересмотру бюджета страны. Но однозначно могу сказать: какой бы сценарий ни выбрало руководство страны, он будет носить поэтапный характер.

- На ваш взгляд, по какому пути восстановления экономики следовало бы пойти России?

- Мы должны выбрать такую модель выхода из кризиса и дальнейшего развития, которую мы способны реализовать. На мой взгляд, чтобы достичь докризисного уровня (декабрь 2019 года), понадобится год-полтора, но это при условии, что никаких других потрясений не будет и не будет второго или третьего этапа развития пандемии (или хотя бы они будут проходить в управляемом режиме, а не так, как сейчас).

Так как наша экономика очень серьезно зависит от экспорта наших природных ресурсов, крайне важным является мировая цена на эти ресурсы. Цена на российский газ в некоторых странах упала ниже порога рентабельности Газпрома. От этого и других аналогичных моментов очень серьезно зависит и скорость выхода из «коронавирусного» кризиса, и общее состояние российской экономики.

Есть еще одно «но»: экономические санкции, введенные рядом стран. Мы по-прежнему живем в условиях наложенных на нас эмбарго. Власти думали, что в условиях коронавируса западные страны снимут санкции, но они этого не сделали. То есть ситуация у нас еще хуже, чем в среднем по миру, борющемуся так же, как и мы, с инфекцией. То есть нашей стране приходится решать двойную и даже тройную задачу.

В этой связи я хотел бы пожелать нашему руководству вот что. Не должно быть так, чтобы в каждой кризисной ситуации виделась только угроза стране. Любая угроза создает еще и возможности, и эти возможности нельзя упускать. А вот если эти возможности не будут использованы, то со временем они действительно превратятся в дополнительные угрозы, и этих угроз для нас станет еще больше.

- Давид Ильич, о каких именно возможностях вы говорите?

Вот уже два десятка лет говорят о том, что экономика России должна слезть с нефтяной иглы. Говорил об этом и Президент России. Но реально-то ничего не делалось! Как шли «по накатанной», так и идем. А нужно другое. Нужно иначе относиться к нашей тяжелой, химической и перерабатывающей промышленности, к сельскому хозяйству, к науке, к образованию. То, что было проделано с медициной в последние годы (речь идет об оптимизации системы здравоохранения. - Редакция.), - не совсем правильно. Последствия печальны: сейчас пришлось экстренно осуществить значительные вливания в медицину. А ведь можно было очень спокойно, из года в год развивать это направление. Понятно же, что уровень медицины - это показатель цивилизованности и стабильности развития государства, потому что здоровье и здравоохранение превыше всего. И вот оказалось, что мы, когда пришел коронавирус, были не совсем готовы к нему. Нужно научиться делать правильные выводы.

Я надеюсь, что правительство страны вынашивает планы по «посткоронавирусному» развитию. Подчеркну: мы не должны так много импортировать. Торговое сальдо (разница между объемами экспорта и импорта. - Редакция.) у нас отрицательное: покупаем за рубежом гораздо больше, чем продаем туда. Это серьезный перекос. Но нарастить экспорт мы сейчас не можем, потому что наши основные фонды, наши производственные мощности не соответствуют мировому уровню. Мы давно не производим средства производства, не создаем станки мирового образца, не ведем селекционную работу в сельском хозяйстве, не финансируем в должном объеме фундаментальную науку, а ведь всё это - вещи, которые создают ту мощнейшую основу той экономики, которая не будет так сильно зависеть от колебаний рынка вне нашей страны. Поэтому сейчас любой шорох в мировой экономике сразу отражается на нас.

И еще, исходя из этого: наша национальная валюта (рубль) унижена. У людей нет уважения к рублю, и это очень плохо, потому что национальная валюта - такое же достижение, как и все другие атрибуты государства и нации. Это недопустимо. Здесь свою роль должен сыграть Центробанк - наш регулятор. Забегая вперед, хочу пожелать, чтобы в дальнейшем снижение стоимости рубля не использовалось как инструмент исправления ошибок, которые были допущены Центробанком и за которые теперь платит народ.

Я надеюсь, что ситуация с коронавирусом заставит наши власти «завести» те отрасли экономики, которые позволят стране стать независимой от любого шороха в мировой экономике.

- В разных странах мира используются разные модели экономики: либеральная экономика, авторитарная экономика, тоталитарная экономика, экономика со значительной долей участия государства и т.д. На ваш взгляд, какая экономическая модель будет наиболее жизнеспособной в сложившихся в России условиях?

- Очень хороший вопрос, на самом деле. Теория и практика экономической мысли учат, что, когда мы хотим добиться краткосрочного эффекта, потому что нет времени для, скажем так, «муссирования» ситуации, когда надо очень быстро принимать решения, авторитарная модель правления показывает лучшие результаты. Но когда речь идет о долгосрочном эффекте, то, конечно же, под эту задачу больше подходит либеральная модель, но опять-таки - при условии готовности общества к либеральной жизни. В нашей ситуации, в нашей стране общество, на мой взгляд, не готово к либеральной модели.

Поэтому, с моей точки зрения, самая подходящая России в нынешней ситуации экономическая модель - государственное регулирование рыночной экономики с элементами авторитарного стиля (который у нас в России традиционно присутствует и всегда будет присутствовать, потому что ментальность народа другого подхода и не приемлет). Без этого мы сейчас никуда не продвинемся.

Вместе с тем я уверен, что самая эффективная система хозяйствования - это рыночная. Но, к сожалению, имеющиеся у нас в стране рыночные механизмы натыкаются на неподготовленную почву. Надо, чтобы был создан рынок «чистой конкуренции», чтобы работали законы, чтобы не было монополизации и т.д. Но у нас этого, к сожалению, нет, поэтому говорить о полноценном рынке не приходится.

Окончание следует

Беседовал Денис КУЗНЕЦОВ

Comments (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *