Педагоги советской эпохи: рассказываем о них в День знаний

1 сентября нашей собеседнице, преподавателю из Твери Галине Мишиной, исполняется 90 лет
Фото: Галина и Дмитрий Мишины на набережной в Екатеринбурге, 1955 год

1 сентября мы бы хотели вспомнить о педагогах советской эпохи. Это были поразительные люди, наделенные колоссальной культурой, которую обычному человеку не так легко освоить за всю свою жизнь. Их культура передавалась с кровью, генами, из поколения в поколение. Это был тот слой русской интеллигенции, о котором мы часто говорим с ностальгией.

Козленок, Вася и арест

Для  супруги видного ученого, педагога и.о. ректора Тверского госуниверситета Галины Григорьевны День знаний — двойной праздник. Судьбе было так угодно, что будущий ассистент кафедры русского языка филологического факультета ТвГУ Галина Мишина появилась на свет в 1930 году именно 1 сентября.

Говорят, что в первый день осени миру являются удивительно работоспособные, целеустремленные и решительные персоны. Именно такая и есть Галина Григорьевна. И во многом ее характер, человеческие качества формировались с самого детства.

Знакомство со школой у Галины Григорьевны началось еще в раннем детстве. Мама Прасковья Алленова работала учителем, а потому семья жила в небольшой комнате при школе.
Первые и самые яркие детские воспоминания будущего педагога связаны с козой. Животное держал завхоз школы. Он приводил девочке маленького козленка поиграть. Галя бегала с ним по школе: козленок подпрыгивал, мотал головой, а потом убегал, а девочка старалась догнать его.

Фото: Галина Григорьевна Мишина

- Но чаще было и не до игр. Мама не хотела оставлять меня одну дома и брала на уроки. Я сидела с лучшим учеником класса. Его звали Вася, это имя мама называла значительно позже, когда мы вспоминали эти безоблачные дни, - вспоминает Галина Мишина.

Потом арестовали отца, Григория Булгакова. Галине было лет пять. Но она помнит мужчин, которые громко и сердито что-то спрашивали у отца. Это было ночью. Мама держала девочку за руку и молчала.

- Папа подошел к нам, сказал что-то маме, поцеловал меня и вышел вместе с этими людьми. В памяти всплывала эта картина не раз.  Я видела фигуры снизу, до пояса: брюки, сапоги, лиц не было, я их не запомнила, - рассказывает Галина Григорьевны.

Григорий Булгаков вернулся в 38-м году. За это время маму уволили с работы, и семья переехала в Курск, где до самой войны прожили в полуподвальном помещении. Брата Николая исключили из техникума как сына врага народа.

Отца арестовали по доносу за то, что он при вступлении в партию в 1920 году скрыл якобы свою биографию, а именно, что он был сыном попа. На самом же деле у отца Галины Григорьевны был прекрасный голос, и он еще до революции пел в церковном хоре. Позже в тюрьме он писал много писем в ЦК партии, и в конце концов его выпустили и полностью реабилитировали.

Приятным воспоминанием остаются походы с папой в библиотеку, в читальный зал. Григорий Булгаков, по словам Галины Григорьевны, читал свои «финансы», а ей брал журнал «Мурзилка».

Бомбежки, крушение, Кустанай

Утром 22 июня 1941 года десятилетняя Галина проснулась оттого, что в комнате у родителей громко говорило радио. Остановившись на пороге, она увидела скорбные лица родителей, сидевших у радиоприемника, – война.

Потом они вместе слушали выступление Молотова, вместе провожали мужчин на фронт.

- Первое впечатление от войны у меня было связано с маминым братом Валерием. Курск. Недалеко от вокзала была огромная толпа народа, плачущие женщины. Страшно мне было еще и оттого, что все это происходило ночью. Было темно, и только гул голосов стоял над толпой. Потом солдаты ушли. Их посадили в теплушки, и поезд отправился на фронт. А толпа долго еще стояла на перроне, - вспоминает Галина Мишина.

Галина помнит, как с мамой заклеивали окна бумажными полосками, как прятались от бомбежек в выкопанную в саду траншею, как в воздухе шли бои между советскими и немецкими самолетами.

А 20 августа 1941 года к дому подъехала грузовая машина — детей и женщин вывозили из Курска.

Три теплушки с эвакуированными прицепили к поезду, который направился в Казахстан. Ехали долго, целый месяц. Часто эти три вагончика загоняли на какой-нибудь станции в тупик, где они стояли по нескольку дней. Женщины ходили на базар за продуктами, а дети играли около вагонов.

В пути пришлось пережить крушение поезда. В 11 часов вечера недалеко от станции Мелекес (Ульяновская область) все проснулись от страшного грохота и внезапной остановки. С нар посыпались чемоданы, узлы, дети. Поднялся шум, плач. Кто-то с трудом открыл дверь теплушки, но солдаты, бегущие мимо, кричали, чтобы все оставались на местах.

Потом рассказали, что за Мелекесом паровоз и три вагона благополучно проехали участок пути. А товарные вагоны начиная с четвертого пошли под откос. К товарникам был прицеплен сначала вагон с солдатами, а потом, в самом хвосте - теплушки. Солдаты успели дернуть стоп-кран, предотвратив сход с рельсов последних вагонов.

Что стало причиной крушения поезда - так и не узнали. Все радовались тому, что остались живы. Дальше без особых приключений все добрались до Челябинска, где приказали выгружаться и самим решать, куда и как ехать дальше. Семья отправилась в Казахстан.

- В Кустанай мы приехали 20 сентября 1941 года. Не знаю почему, но я хорошо запомнила эту дату. Первое, что поразило меня на привокзальной площади и ближайшей улице, – это домики без крыш, тишина и простор, - делится воспоминаниями Галина Мишина. -  Стояла золотая осень, на базаре было полно овощей. Кругом продавали помидоры, арбузы, дыни. По улицам мирно шли люди, казалось, что никакой войны нет.

Фото: Галина с братом Николаем, 1939 год

Новый год, наседка и платье в полоску

Наступила зима 41-го, в школу Галина не ходила — все домашнее хозяйство было на ней. Девочка научилась топить  печь, колоть дрова, готовить немудреный обед.

- Помню, как встречали Новый, 1942 год. Я надела папино полупальто 52-го размера, ушанку, валенки 43-го размера. Другой одежды у меня не было. И, проваливаясь по колено в снегу, пошла в лес с топором. Кое-как мне удалось срубить маленькую сосенку, и я с радостью принесла ее домой, - рассказывает Галина Григорьевна.

Из бумаги и газет она мастерила игрушки. Кто-то дал маме гитару, и она вечером тихонько перебирала струны и напевала дочери разные песни, которые потом научилась петь и Галина: «Соколовский хор у яра», «Во поле березонька стояла», «Ивушка» и другие.

- Кроме нас в лесхозе была еще одна семья эвакуированных и человек 15-20 немцев с Поволжья. Когда начались морозы, а они доходили до 42-45 градусов, на немцев было жалко смотреть: их ноги, обвязанные каким-то тряпками, и шеи, замотанные полотенцами, а также тряпьем, - делится воспоминанием Галина Мишина.

К весне 42-го чемодан, с которым эвакуировались из Курска, опустел окончательно: что можно было, обменяли на продукты. Мама Галины взяла последнюю вещь — скатерть - и отправилась в аул. Вернулась с огромной рыжей курицей-наседкой и двумя десятками яиц.

Позже появились цыплята. Курица оказалась плохой мамашей: недели через две она бросила своих цыплят, и обязанности наседки легли на девочку. Она собирала их в подол и несла на поляну, там гуляла с ними и потом приносила домой.

А весной всем сотрудникам лесхоза дали участки земли, по 15 соток распаханной целины, и семья посеяла арбузы, дыни, картошку, кукурузу, тыквы. Это было лето 1942 года, разгар войны.

- Осенью я пошла в 4-й класс. Училась легко и хорошо. Зимой, греясь на печке, прочитала первый раз «Войну и мир» Толстого, читала с пропусками французского текста и страниц о военных сражениях, увлекаясь судьбой Наташи Ростовой и других героев, - продолжает свой рассказ педагог русского языка.

В 1944 году семья вернулась в Льгов, что в 70 км от Курска. И первое время было тяжелее, чем в эвакуации, из-за разорения и опустошения, которое оставили отступившие с Курской дуги фашисты.

Очень медленно, постепенно жизнь стала налаживаться, Галина снова стала ходить в школу. Уроки шли при свете лампы-коптилки, изготовленной из стреляной гильзы. Учитель литературы постоянно вызывал девочку читать Александра Пушкина. Возможно, это и повлияло на выбор филологического факультета университета.

Весной 1946 года семье улыбнулась удача: выиграла облигация, которую Прасковья Павловна бережно хранила все военные годы. На деньги - 250 рублей купили два ведра картошки и шесть стаканов. В то время у семьи никакой посуды не было.

- Я была очень разочарована. Мне казалось, что это была хорошая сумма, а купили всего ничего. Вот тогда-то мы собирали очистки с глазком, чтобы посадить в землю, - рассказывает Галина Григорьевна. - А летом меня взяли на работу в детский садик заменять воспитательницу. Помню, я заработала 30 рублей, и мы с мамой купили на базаре ткань в белую и голубую полоску. Это было первое мое платье, а то мне все что-то перешивали, тачали, перелицовывали. А тут платье из новой ткани. Как тут было не радоваться!

Предложение от профессора

- Я проучилась в Льговской средней школе с 1944-го по 1949 год. Все годы была отличницей. Любила литературу и музыку, ходила в школьный хор. Но не хотела учить немецкий, фашистский, язык, - признается Галина Мишина.

После окончания школы поступила на филологический факультет в Харьковский университет, спустя год - перевелась в Ленинград. Затем была работа в Екатеринбурге. А в 1971 году Галина Григорьевна вместе с супругом Дмитрием Дмитриевичем Мишиным - основателем кафедры магнетизма в Калининском государственном университете - переехала в Калинин. Здесь она начала работать преподавателем на подготовительных курсах в КГУ.

Фото: Кафедра русского языка КГУ (80-е годы XX века)

На должность ассистента кафедры Галину Мишину принял завкафедрой русского языка, проректор КГУ профессор Григорий Уханов.

- По рассказу мамы, он был строгим, требовательным. И многие сотрудники его побаивались. А мама была новым человеком и вела себя достаточно свободно. Когда Григорий Петрович вернулся из Китая, где преподавал русский язык, она начала его расспрашивать, как удавалось учить китайцев русскому языку, не зная китайского. Он ей рассказывал. А потом спохватился, что больше отвечает на ее вопросы, а не она на его. И пригласил ее работать на кафедру, - рассказал историю сын Галины Григорьевны Дмитрий Мишин.

Галина Григорьевна проработала на филфаке до 1998 года. Сначала под руководством Григория Уханова, затем - Розы Кузнецовой.

Среди студенток Галины Григорьевны - доктор филологических наук, профессор Людмила Скаковская, которая на сегодняшний день исполняет обязанности ректора ТвГУ. По признанию Людмилы Николаевны, с  филологическим факультетом связаны самые теплые воспоминания.

Наверное, учитель — не столько призвание, не столько талант, одаренность, сколько судьба. Одному человеку эта судьба дана, другому нет.

В этой судьбе многое можно объяснить, но что-то в ней все равно остается недоговоренным. Уверена, бывших учителей не бывает. Они всегда незримо остаются рядом со своими учениками.

P.S. Журналисты PANORAMApro, как выпускники филологического факультета ТвГУ, поздравляют Галину Григорьевну с красивой датой. Хочется пожелать всего самого лучшего, доброго, хорошего. Пусть только счастье приходит к Вам в дом. Улыбайтесь и радуйтесь, сохраняйте здоровье и бодрость. С днем рождения!

Елена ТИХОНОВА