Зверофермы Тверской области оказались на грани выживания

Всемирный кризис перепроизводства может поставить звероводческие предприятия Тверской области на грань банкротства. Об этом во вторник 8 декабря пишет «Российская газета».

Тверская область - традиционно звероводческий регион, где расположены самые крупные российские зверофермы: поголовье пушных зверей (норок, соболей, лисицы, хоря) здесь превышает 105 тысяч голов. На конец ноября в регионе работали пять звероферм, при этом сейчас закрывается звероферма в Конаковском районе, чуть ранее прекратило деятельность хозяйство в Кимрском районе, а в прошлом году - в Бологовском районе. Пандемия коронавируса оказалась «последним гвоздем в крышку гроба».

Причина происходящего - глобальный кризис, связанный с перепроизводством, утверждает издание, приводя комментарии экспертов. С февраля этого года прекратили работу все международные пушные аукционы, крупнейшие мировые меховые выставки, не состоялись некоторые российские ежегодные смотры-конкурсы. Вся инфраструктура продвижения и реализации продукции встала. Затем были введены ограничения и прекратили работу предприятия по выделке, а также меховые ателье. Остановились меховые магазины. При этом надежды на онлайн-торговлю не оправдались, поскольку покупателю шубы нужно обязательно потрогать ее руками.

При этом российский внутренний рынок, несмотря на введенную маркировку шуб, наводнила нелегальная продукция, которая завозится в основном из Китая: идентификационные знаки контрабандисты научились подделывать. И вместе с тем стало больше и  легальных шуб из Китая. Рынок перенасытился, огромные запасы пушнины скопились на складах, и это давит на цены, снижая их.

Кризис перепроизводства, помноженный на ковидный, поставил отечественную пушную отрасль на грань выживания, констатирует издание.

В публикации также отмечается, что тверские власти увеличили местным звероводческим хозяйствам субсидии на возмещение затрат по содержанию племенного маточного поголовья, но не всем, а только племенным. Но и за это звероводы благодарят: эти деньги помогли им в этом году не сократить объемы производства.

Восстановление экономики будет медленным. Часть 2

Директор Института экономики и управления ТвГУ Давид Мамагулашвили рассказал PANORAMApro, что же будет с Родиной и с нами после коронавируса
ФОТО: пресс-служба Тверского государственного университета

Публикуем окончание интервью одного из самых известных тверских ученых-экономистов - директора Института экономики и управления ТвГУ Давида Мамагулашвили - нашему интернет-порталу.

Первая часть интервью была посвящена ситуации в мировой и российской экономиках в условиях коронавируса и сразу после того, как пандемия отступит. В этой публикации Давид Ильич продолжает анализировать российскую экономику и рассказывает о том, что ждет экономику Тверской области.

 

- Давид Ильич, не слишком ли «загосударствлена» наша экономика?

- Роль государства в российской экономике (как и в политике, и в культуре) действительно высока, и практика подтверждает, что без твердой руки наш народ просто жить не может. И мы давно говорим: свободы в бизнесе должно быть больше, потому что только предпринимательство, только свободомыслие, только предсказуемая ситуация в будущем и предсказуемые результаты совершенных ранее действий могут способствовать оживлению нашей экономики.

Когда со всех сторон ведется тотальный контроль, когда оказывается серьезное административное давление на предприимчивого человека, тогда он либо сам уезжает из страны, либо использует любую подвернувшуюся возможность перевести свой бизнес в другую страну, где ситуация лучше. И обязательно выводит туда капитал, который перестает работать на российскую экономику и начинает работать на другую страну.

Поэтому здесь только свободное предпринимательство, только реальная помощь государства бизнесу сыграют свою положительную роль. Я вижу поддержку государством бизнеса, но я жду, я хотел бы еще более серьезных шагов: снижения НДС, пересмотра принципов ценообразования на энергоносители, даже прямой раздачи денег населению (потому что раздача будет способствовать потребительскому спросу, ведь у людей сейчас действительно нет сбережений, они закончились)

- Сможет ли российская экономика, с учетом всех наших текущих обстоятельств, выдержать свалившиеся на нее испытания, не прибегая, образно говоря, к снятию «последней рубашки» с народа?

- Конечно сможет. Российская экономика очень сложно построена. Выжить - безусловно выживем. Страна переживала и гораздо более тяжелые периоды, но вопрос о банкротстве государства никогда не стоял.

Другой вопрос, будет ли она соответствовать мировой экономике, будем ли мы конкурентоспособны. Думаю, мы очень долго не достигнем мирового уровня. В ближайшие 10 - 15 лет мы не сможем быть конкурентоспособными в машиностроении, в перерабатывающей промышленности, в сельском хозяйстве (за исключением, быть может, пшеницы, выращивание которой позволит нам определенным образом заявить о себе). Единственный наш, на данный момент, конкурентоспособный сектор - военно-промышленный комплекс, но это советское наследие: туда всегда вкладывались деньги, и положительный результат этих вливаний мы сегодня и наблюдаем. Тогда тоже половину экономики составлял ВПК, а все остальное было заброшено. То же самое и сейчас.

Полагаю, мы сейчас должны поставить себе задачу - выйти на досанкционный уровень, то есть на уровень 2013 - 2014 годов. Это будет возможно тогда, когда будут сняты санкции.

Пока же, повторю, мы не конкурентоспособны. Я всегда и везде говорю, что если в других экономиках капитал с удовольствием приходит извне, то у нас не то что извне не приходит - даже собственный капитал уходит из страны. Вот это самое печальное.

- Давид Ильич, а насколько жизнеспособна экономика Тверской области?

- Региональная экономика - это составная часть экономики России, и нельзя сказать, что она кардинально (в лучшую сторону) отличается от близлежащих регионов. Но определенные плюсы мы, безусловно, имеем. Например, благодаря нашей логистике, мы могли бы сыграть очень серьезную роль в развитии Центрального федерального округа, и не только его. У нас находятся центры интернет-торговли, есть идея построить еще и логистический центр Автоваза.

Ошибка постсоветского развития региона заключается в том, что мы упустили промышленность. В конце 80-х годов XX века Калининскую (ныне Тверскую) область можно было считать в большей степени промышленным регионом, нежели сельскохозяйственным. У нас были очень мощные заводы в Калинине, Ржеве, Кимрах, Торжке, Бежецке, в Бологое и других городах. После перехода к рыночной экономике этот потенциал почему-то был развален. Это я к тому, что резкого роста тверская экономика достигнет только тогда, когда восстановится ее промышленная основа. Из крупных промышленных кластеров худо-бедно сейчас работают только вагоностроительный завод и «Электромеханика». Я, на самом деле, не стал бы утверждать, что тверская промышленность находится «на нуле», но говорить о том, что мы встали на индустриальные рельсы, пока что рано. Хотя надо идти именно к этому.

И, безусловно, надо развивать сельское хозяйство - здесь у нас уже есть определенные успехи, особенно в секторе производства мяса (свинина и птица), яйца и так далее.

- А туризм?

- Тверской туризм получил серьезный удар, но это та сфера, которая очень быстро может восстановиться. Не могу сказать, что основная туристическая инфраструктура построена, но то что ранее в нее вложили, поможет быстро выйти, скажем так, на «проектную мощность». Но для этого необходимо снять карантинные ограничения на передвижение населения, и чтобы ушла проблема заболеваемости коронавирусом.

Думаю, что местный (или внутренний) туризм будет больше востребован, чем межгосударственный. Лично я даю тверскому туризму на восстановление один год. Думаю, к следующему лету уже можно будем говорить о каких-то результатах.

- Чтобы это произошло, нужно главное: уменьшить социальную дистанцию. Пока лично я исхожу из того, что она сокращена не будет.

- Есть такое мнение, да. Думаю, ближайшие два летних месяца покажут, в какую сторону нам надо двигаться. Все-таки мировая общественность, думаю, научится существовать в таком режиме, что полноценную жизнь можно восстановить и в условиях наличия коронавируса.

Беседовал Денис КУЗНЕЦОВ

Восстановление экономики будет медленным. Часть 1

Директор Института экономики и управления ТвГУ Давид Мамагулашвили рассказал PANORAMApro, что же будет с Родиной и с нами после коронавируса

Во многих странах (в том числе и в России), где пандемия коронавируса пошла на спад, начали снимать карантинные ограничения. Правительства уже вовсю верстают планы по восстановлению экономики, а люди в раздумьях, как жить дальше: все остановлено, деньги закончились, размеренный ритм жизни ушел в прошлое, будущее неопределенно - так что же будет с экономикой в мире, в России и в Тверской области?

На эти вопросы PANORAMApro ответил директор института экономики и управления Тверского государственного университета кандидат экономических наук Давид Мамагулашвили.

 

- Давид Ильич, каковы, на ваш взгляд, сценарии развития событий в экономике Тверской области после того, как инфекция - навсегда или временно - отступит?

- Тверская экономика является частью российской экономики, а российская экономика - частью мировой экономики. Поэтому рассматривать отдельно друг от друга происходящие в них процессы не совсем правильно. Тем не менее постараюсь ответить, исходя из своей компетенции.

Прежде всего напомню, что все последние годы российская экономика развивалась так, что мы, с одной стороны, завязывали отношения с Китаем, а с другой стороны - очень плотно работали с Европой. Главный источник поступления валюты в страну - это углеводороды и другие виды природных ресурсов. И что мы сейчас наблюдаем? Мы наблюдаем, что из-за коронавируса (хотя я скажу что «не только», но сейчас на первом плане пандемия ) спрос на наши ресурсы резко упал. Упал даже ниже, чем предполагал пессимистический прогноз развития ситуации в России. Безусловно, это отразилось в том числе на бюджете страны, возникла опасность его невыполнения.

Но у России, безусловно, есть резервы - примерно пол-триллиона рублей, это деньги, которые были накоплены как раз для такой ситуации. Самое главное сейчас - чтобы решения, которые будут приниматься по этим резервам, не стали бы решениями о «растранжиривании». Чтобы резервы были направлены туда, где они действительно необходимы.

Из-за того, что мировая экономика, можно сказать, рухнула, мы, безусловно, тоже оказались в незавидной ситуации. Когда я говорю «экономика», я имею в виду все отрасли экономики: и машиностроение, и сельское хозяйство, и туризм, и малое предпринимательство, и грузоперевозки, и транспорт, и так далее и тому подобное. Когда началась пандемия, медицинские власти и политическое руководство почти всех государств пришли к выводу, что для остановки распространения коронавируса нужно ограничить передвижение людей - соответственно, они должны находиться дома. А если все сидят дома, то фабрики и заводы не работают, самолеты не летают, поезда не ходят и так далее по списку. Соответственно, экономика остановилась.

Мы с вами тоже участвуем в этом процессе. На мой взгляд, кризиса такого характера, как нынешний, российская экономика, пожалуй, и не знала до сих пор. Все кризисы, что мы проходили (а было их достаточно много, но для примера назову дефолт 1998 года и кризис 2008 года), были сугубо экономическими и в этом смысле - предсказуемыми. Они имели экономическую причину, на основе которой можно было понять, когда они закончатся. У нынешнего кризиса причина тоже есть, но она не экономическая. У этого кризиса очень высокая неопределенность, поэтому никто не знает, когда он закончится и в мировой экономике начнется рост.

Но мы в любом случае должны исходить из того, что пандемия все равно когда-нибудь закончится, либо мы научимся жить в условиях этой пандемии, научимся лечить болезнь, и тогда будет не так страшно, как сейчас. А страшно потому, что никто достоверно не знает, что это за вирус, как и откуда пришел и что с ним теперь делать.

Поэтому восстановительный процесс в экономике начнется, но он будет постепенным и - я бы даже сказал - многоэтапным. Первый этап - существование в активной фазе коронавируса (в этой фазе мы живем сейчас), когда почти что ничего не работает, кроме промышленности и предприятий системы жизнеобеспечения. Второй этап начнется, когда мы увидим, что пандемия пошла на спад, тогда заработают основные производители материальных благ: малый бизнес и сфера услуг. Этот этап, с моей точки зрения, продлится до начала осени. Третий этап начнется ближе к зиме: заработают все отрасли экономики. Мы все полноценно будем выходить на работу, соблюдая ограничения, введенные медицинскими и санитарными властями.

Но есть одно «но»: падение российской экономики настолько значительное в некоторых отраслях, что выходить из этой ситуации мы будем в течение одного - четырех лет. Да, есть и такой прогноз.

Какой именно сценарий выхода из кризиса будет разработан в России, мы пока еще не знаем: решение политическим и экономическим руководством страны пока не принято. Но я знаю, что сценарии там очень серьезно прорабатываются, и не исключаю, что это может даже привести к пересмотру бюджета страны. Но однозначно могу сказать: какой бы сценарий ни выбрало руководство страны, он будет носить поэтапный характер.

- На ваш взгляд, по какому пути восстановления экономики следовало бы пойти России?

- Мы должны выбрать такую модель выхода из кризиса и дальнейшего развития, которую мы способны реализовать. На мой взгляд, чтобы достичь докризисного уровня (декабрь 2019 года), понадобится год-полтора, но это при условии, что никаких других потрясений не будет и не будет второго или третьего этапа развития пандемии (или хотя бы они будут проходить в управляемом режиме, а не так, как сейчас).

Так как наша экономика очень серьезно зависит от экспорта наших природных ресурсов, крайне важным является мировая цена на эти ресурсы. Цена на российский газ в некоторых странах упала ниже порога рентабельности Газпрома. От этого и других аналогичных моментов очень серьезно зависит и скорость выхода из «коронавирусного» кризиса, и общее состояние российской экономики.

Есть еще одно «но»: экономические санкции, введенные рядом стран. Мы по-прежнему живем в условиях наложенных на нас эмбарго. Власти думали, что в условиях коронавируса западные страны снимут санкции, но они этого не сделали. То есть ситуация у нас еще хуже, чем в среднем по миру, борющемуся так же, как и мы, с инфекцией. То есть нашей стране приходится решать двойную и даже тройную задачу.

В этой связи я хотел бы пожелать нашему руководству вот что. Не должно быть так, чтобы в каждой кризисной ситуации виделась только угроза стране. Любая угроза создает еще и возможности, и эти возможности нельзя упускать. А вот если эти возможности не будут использованы, то со временем они действительно превратятся в дополнительные угрозы, и этих угроз для нас станет еще больше.

- Давид Ильич, о каких именно возможностях вы говорите?

Вот уже два десятка лет говорят о том, что экономика России должна слезть с нефтяной иглы. Говорил об этом и Президент России. Но реально-то ничего не делалось! Как шли «по накатанной», так и идем. А нужно другое. Нужно иначе относиться к нашей тяжелой, химической и перерабатывающей промышленности, к сельскому хозяйству, к науке, к образованию. То, что было проделано с медициной в последние годы (речь идет об оптимизации системы здравоохранения. - Редакция.), - не совсем правильно. Последствия печальны: сейчас пришлось экстренно осуществить значительные вливания в медицину. А ведь можно было очень спокойно, из года в год развивать это направление. Понятно же, что уровень медицины - это показатель цивилизованности и стабильности развития государства, потому что здоровье и здравоохранение превыше всего. И вот оказалось, что мы, когда пришел коронавирус, были не совсем готовы к нему. Нужно научиться делать правильные выводы.

Я надеюсь, что правительство страны вынашивает планы по «посткоронавирусному» развитию. Подчеркну: мы не должны так много импортировать. Торговое сальдо (разница между объемами экспорта и импорта. - Редакция.) у нас отрицательное: покупаем за рубежом гораздо больше, чем продаем туда. Это серьезный перекос. Но нарастить экспорт мы сейчас не можем, потому что наши основные фонды, наши производственные мощности не соответствуют мировому уровню. Мы давно не производим средства производства, не создаем станки мирового образца, не ведем селекционную работу в сельском хозяйстве, не финансируем в должном объеме фундаментальную науку, а ведь всё это - вещи, которые создают ту мощнейшую основу той экономики, которая не будет так сильно зависеть от колебаний рынка вне нашей страны. Поэтому сейчас любой шорох в мировой экономике сразу отражается на нас.

И еще, исходя из этого: наша национальная валюта (рубль) унижена. У людей нет уважения к рублю, и это очень плохо, потому что национальная валюта - такое же достижение, как и все другие атрибуты государства и нации. Это недопустимо. Здесь свою роль должен сыграть Центробанк - наш регулятор. Забегая вперед, хочу пожелать, чтобы в дальнейшем снижение стоимости рубля не использовалось как инструмент исправления ошибок, которые были допущены Центробанком и за которые теперь платит народ.

Я надеюсь, что ситуация с коронавирусом заставит наши власти «завести» те отрасли экономики, которые позволят стране стать независимой от любого шороха в мировой экономике.

- В разных странах мира используются разные модели экономики: либеральная экономика, авторитарная экономика, тоталитарная экономика, экономика со значительной долей участия государства и т.д. На ваш взгляд, какая экономическая модель будет наиболее жизнеспособной в сложившихся в России условиях?

- Очень хороший вопрос, на самом деле. Теория и практика экономической мысли учат, что, когда мы хотим добиться краткосрочного эффекта, потому что нет времени для, скажем так, «муссирования» ситуации, когда надо очень быстро принимать решения, авторитарная модель правления показывает лучшие результаты. Но когда речь идет о долгосрочном эффекте, то, конечно же, под эту задачу больше подходит либеральная модель, но опять-таки - при условии готовности общества к либеральной жизни. В нашей ситуации, в нашей стране общество, на мой взгляд, не готово к либеральной модели.

Поэтому, с моей точки зрения, самая подходящая России в нынешней ситуации экономическая модель - государственное регулирование рыночной экономики с элементами авторитарного стиля (который у нас в России традиционно присутствует и всегда будет присутствовать, потому что ментальность народа другого подхода и не приемлет). Без этого мы сейчас никуда не продвинемся.

Вместе с тем я уверен, что самая эффективная система хозяйствования - это рыночная. Но, к сожалению, имеющиеся у нас в стране рыночные механизмы натыкаются на неподготовленную почву. Надо, чтобы был создан рынок «чистой конкуренции», чтобы работали законы, чтобы не было монополизации и т.д. Но у нас этого, к сожалению, нет, поэтому говорить о полноценном рынке не приходится.

Окончание следует

Беседовал Денис КУЗНЕЦОВ

Ждать ли роста преступности в Тверской области в связи с коронавирусом

PANORAMApro изучила ситуацию в Тверской области, обратившись к полицейским сводкам

Как известно из всемирной истории, всякое кризисное время с его экономической нестабильностью, политической неустойчивостью и социальной напряженностью всегда было раем для преступного мира. Рост числа краж, грабежей, разбоев, мародерство и жесткое выяснение отношений людей друг с другом (порой с применением оружия) практически неизбежные спутники глобальных потрясений.

Наша страна в одном только XX веке четырежды переживала всплеск преступности. В первый раз - после Октябрьского переворота. Во второй раз - в период Великой Отечественной войны. В третий раз — в 1953 году, когда в связи со смертью Сталина были амнистированы тысячи уголовников. В четвертый раз — в начале 90-х годов, когда в Россию пришел «дикий рынок».

Теперь в Россию пришла пандемия коронавируса (а что это, как не мировой кризис!). Она уже породила грабежи и противозаконные выступления в ряде стран, что и понятно: в мутной воде легче ловить рыбу.

Возможен ли рост преступности в нашем в регионе? PANORAMApro изучила ситуацию в Тверской области, обратившись к полицейским сводкам.

Воруют...

Сейчас многие тверичане лишились работы или серьезно потеряли в заработке.  Риск, что патовая ситуация подтолкнет хотя бы часть несознательных граждан к совершению преступлений, конечно же, есть: кушать-то хочется, а денег нет, и заработать их сейчас трудно: все закрыто на карантин.

Из тверской полицейской сводки следует, что воруют и грабят сейчас действительно много и часто, и совсем не по мелочи. Крадут и отнимают «ходовые» и дорогостоящие вещи, причем обязательно те, что можно быстро и анонимно продать с большой скидкой - чтобы покупатель задавал поменьше вопросов о происхождении товара. Однако количественного роста таких преступлений полиция не зафиксировала. Воруют как обычно. Разве что средний возраст подозреваемых и задержанных несколько вырос.

Охотники за бензоинструментом

Впрочем, вот голые факты за последнюю неделю - делайте выводы сами.

15 апреля, Тверь. У 50-летнего собственника из Твери взломали гараж в автокооперативе и похитили запчасти к сельхозтехнике и бензо-электроинструменты - всего на 30 тысяч рублей. Злоумышленниками оказались неработающие ранее судимые жители Твери 39 и 40 лет. Украденное они продали.

15 апреля, Торжок. Вскрыт сарай  57-летнего местного жителя, украден бензоинструмент, ущерб 10 000 рублей. В краже сознался неработающий ранее судимый 24-летний житель Торжокского района.

16 апреля, Калининский район. Ограблен дачный дом 68-летнего пенсионера из Твери, похищена надувная лодка с мотором, ущерб 40 тысяч рублей. Грабителем оказался 57-летний житель этого же района.

17 апреля, Осташков. Вскрыт гараж 34-летнего местного жителя, похищено содержимое на 157 тысяч рублей. В преступлении сознался 24-летний ранее судимый житель города.

17 апреля, Вышний Волочек. Украден велосипед 41-летнего жителя города. Вором оказался неработающий 26-летний житель Бологовского района.

18 апреля, Кимрский район. Ограблен дачный дом, принадлежащий 43-летнему мужчине, похищен бензо-электроинструмент на 56 000 рублей. Задержаны двое ранее судимых жителей Тверской области, 31 и 32 лет.

19 апреля, Зубцов. Грабеж на улице, возле магазина. Неизвестная женщина вырвала из рук мужчины кошелек с 7 тысячами рублей и скрылась в неизвестном направлении. Грабителем оказалась 63-летняя цыганка.

20 апреля, Торопец. Обчищен дачный дом 67-летнего местного пенсионера (на 80 тысяч рублей). Задержаны неработающие ранее судимые местные жители 32 и 36 лет.

21 апреля, Калининский район. Похищен велосипед из сарая одной из дач в Каблуковском сельском поселении. Ущерб 25 тысяч рублей. В краже сознался 34-летний безработный из Калининского района, который самолично вернул велосипед владельцу.

21 апреля, Редкино. Грабеж в торговом павильоне. Оттолкнув женщину-продавца, злоумышленник похитил выручку и убежал, хотя и недалеко: оперативники поймали его. Грабителю 38 лет, живет в Конаково. Вот только деньги владельцу вернуть не получилось: задержанный успел потратить всю сумму.

21 апреля, Ржев. У престарелой женщины (83 года) похищены из дома 80 тысяч рублей. Как оказалось, украл их ее 34-летний родственник.

В общем, все как всегда. Это подтверждает и региональный главк МВД: число краж и грабежей не выросло вместе с началом пандемии коронавируса (по крайней мере, пока). Более того: число дачных краж даже снизилось по сравнению с «докоронавирусной» эпохой. Полицейские объясняют это тем, что многие самоизолировались именно на дачных участках, то есть дачный дом находится под круглосуточным присмотром хозяев. То же самое с квартирами: люди на самоизоляции, и ворам, рискнувшим выйти на «промысел» под шумок коронавируса, сейчас негде разгуляться.

Что касается краж из магазинов и супермаркетов, то там действительно воруют продукты питания — это пока единственный явный признак того, что люди стали жить хуже и что денег у них стало меньше.

И еще. По данным полиции, за последний месяц в Тверской области выросло число краж автомобилей. Для сравнения: в столичном регионе, где въезд и выезд из города строго контролируется, такого рода преступления резко сократились.

Кстати, из разбойных нападений пока не раскрыто только одно. Раскрываемость грабежей составила 86 процентов.

Вор на доверии

Но вот чего действительно стало больше, так это мошенничеств, особенно с банковскими картами. Это на сегодняшний день самое распространенное преступление. На удочку мошенников попадаются люди разных возрастов, в группе риска - пенсионеры. Правда, напрямую связывать рост этих преступлений с кризисом, вызванным пандемией коронавируса, было бы некорректно. Рост начался в январе, когда мало кто в нашей стране (включая и представителей криминального мира) понимал, что нас ждет. А вот косвенная связь, конечно же, есть. Повторим: в мутной воде легче ловить рыбу.

PANORAMApro неоднократно сообщала о том, как с электронных счетов тверичан неизвестные списывают деньги. Самый крупный улов мошенников - 6,5 миллиона рублей, причем  владелица карты сама сообщила им PIN-код и всю необходимую служебную информацию. За прошедший с тех пор месяц ситуация  ухудшилась.

21 апреля, поселок Жарковский. С банковской карты 44-летней местной жительницы злоумышленники списали более 68 000 рублей. В день происшествия потерпевшая выпивала с малознакомым мужчиной. Когда спиртное закончилось, хозяйка отправила его за добавкой в магазин, отдав свою карту для оплаты, и сообщила ПИН-код. Собутыльник в итоге обналичил карту в ближайшем банкомате, а деньги потратил на личные нужды.

18 апреля, Тверь. У 22-летнего местного жителя обманным путем похищены с карты более 10 тысяч рублей. Накануне происшествия к молодому человеку заходила 23-летняя соседка, которая попросила мобильный телефон, чтобы позвонить. После ее ухода он обнаружил несанкционированное списание денежных средств. Когда девушку «взяли», она рассказала, что не смогла удержаться от соблазна и списала со счета потерпевшего деньги.

16 апреля, Калининский район. У женщины 1977 года рождения с ее кредитной карты, пропавшей накануне, были сняты 17 тысяч рублей. Сотрудники уголовного розыска вычислили магазины, где были проведены указанные денежные операции. При изучении имеющихся записей с камер видеонаблюдения выяснили, что карту незаконно использует мужчина, передвигающийся на автомобиле иностранного производства. Злоумышленнику 63 года.

Чутье подсказывает нам, что число краж с банковских карт будет расти, ведь это самый «гуманный» способ отъема денег у граждан: не надо никаких масок и пистолетов, не надо угрожать человеку, не надо вступать с ним в личный контакт. Достаточно лишь позвонить ему по телефону и выдать себя за представителя службы безопасности банка или адвоката, пекущегося об интересах своего клиента — якобы виновника ДТП. Или воспользоваться доверием человека, который лично передал вам не только банковскую карту, но и пин-код от нее.

Но все это, повторим, вряд ли имеет прямую взаимосвязь с пандемией — по крайней мере, сейчас.

Артур КОРОЛЕВ

Без паники и ажиотажа

На события, которые потрясли мир, Тверь отреагировала спокойно. По крайней мере, пока

Падение цен на нефть и стремительно распространяющийся по континентам коронавирус - к этим двум темам сейчас приковано внимание всего мира. Стартовые страницы сайтов информационных агентств и СМИ, первые полосы газет, главные сюжеты телепрограмм новостей, блоги и страницы в соцсетях — медиапространство просто переполнено подробностями и прогнозами. А в России к этим двум темам добавляется еще и третья: обвал рубля. Даже человеку, далекому от экономической теории, понятно, что за ним неизбежно последует рост цен практически на все товары.

PANORAMApro изучила первую реакцию Твери, ее жителей и субъектов экономики, на чрезвычайные события в России и мире. К нашему удивлению, она оказалась не совсем такой, какой, по идее, должна быть.

Необходимое пояснение
Во-первых, сейчас, когда мы говорим о возможном новом экономическом кризисе, разрыв Россией картельной сделки с ОПЕК+ (и как следствие, падение цен на нефть) и стремительное распространение коронавируса по планете уже нельзя отделять друг от друга: это вещи взаимосвязанные. Нервозные ожидания предпринимателей и потребителей, зависящих от цен на энергоносители («куда кривая вывезет, куда вектор повернет?») подогреваются новостями о триумфальном шествии коронавируса: «эта зараза разорит нас или напротив - позволит заработать сумасшедшие деньги».

Во-вторых, в России от всего этого нельзя отделять падение курса национальной валюты. Ответьте на простой вопрос: какой должна быть реакция человека, которому сообщают: «завтра вы лишитесь кошелька, а может быть и здоровья»? Правильно: защититься от этого, принять превентивные меры, чтобы не потерять то, что имеешь. Купить валюту, запастись продуктами питания, заполнить аптечку лекарствами, вложить стремительно обесценивающиеся  рубли в крупную покупку (машину, квартиру, землю, бытовую электротехнику). И начинается потребительский ажиотаж, который в итоге приводит к переписыванию ценников, потому что продавец видит повышенный спрос и хочет на этом заработать.

Такова теория. А вот то, что мы увидели 11 - 12 марта в Твери.

Обменники: «у нас дорого, поищите еще»

Вопреки ранее появившейся информации о том, что у касс банков выстроились очереди из желающих купить валюту, очередей не то чтобы нет, а совсем нет. Посетители есть, а вот очередей нет.

В холле центрального операционного офиса одного из расположенных в Твери крупнейших банков страны утром было тихо, как в аптеке. Посетители пришли сюда решить текущие вопросы: заменить банковскую карту, внести платеж по кредиту, получить предварительную консультацию по кредиту, который надо взять, и т.д. В какой-то момент в зал вошел мужчина лет 50, отыскал глазами электронное табло с курсами валют, быстро взглянул и убежал прочь.

- Спрос на валюту обычный, стандартный, - пояснила корреспонденту девушка-клерк. - Кто-то собирает деньги на турпоездку, кто-то готовится к заграничной командировке, кто-то копит на крупную покупку, - ну вы понимаете.

В другом банке такая же картина: тишина и совершенно никакого валютного ажиотажа. В ответ на вопрос корреспондента, можно ли купить валюту, операционистка кивнула, указала рукой на кассу и пояснила, что если сумма превышает 40 тысяч рублей, то потребуется паспорт.

- Только у нас валюта дорогая, вы поищите еще, в интернете погуглите, где дешевле, - посоветовали нам в этом банке.

В третьем банке, в котором тоже не было никакого ажиотажа и валюту можно было купить на раз, нам предложили еще и альтернативу: открыть мультивалютный счет и самостоятельно, через личный кабинет онлайн, совершать конвертацию из одной валюты в другую, платя банку комиссию.

А офис четвертого банка был закрыт по неизвестным причинам.

Продуктовые магазины: «расхватали гречку, хватают сахар»

В федеральных торговых сетях людно, особенно вечером, однако признаков того, что народ начал скупать товары длительного хранения, не наблюдается. Корзины и тележки наполняются как обычно: у кого-то доверху, у кого-то только хлеб с молоком.

Впрочем, здесь не без исключений. Например, начали пустеть полки с дешевым (сейчас в силу перепроизводства — предельно дешевым) сахарным песком. Корреспондент стал невольным свидетелем разговора молодой пары: женщина убеждала мужчину купить песок про запас:

- Мало ли что случится! Мы ж слышали намедни, что в Москве объявили карантин, две недели нельзя выходить из дома. Может, и у нас тут сделают то же самое, - говорила она.

- Давай, да, - согласился мужчина, и положил в тележку сразу несколько пакетов с песком.

В другом (маленьком) магазине корреспондент встретил женщину, тащившую сумку с брикетами поваренной соли. Она пояснила, что давно «охотилась» именно за солью этого бренда, и сразу взяла побольше, когда нашла. А на вопрос, связана ли эта закупка с последними событиями на рынке, кивнула: «конечно».

В третьем магазине (с мировым брендом), нам встретилась бабушка, нагружавшая тележку пакетами с гречкой. Множеством пакетов.

Гречку, кстати, в Твери покупают сейчас интенсивнее других круп: такое происходит уже не в первый раз.

А на полках с хозяйственными товарами стройными рядами выстроились бытовые реактивы типа «мистера мускула»: несмотря на рекомендации Роспотребнадзора запастись  спиртосодержащими (дезинфицирующими) растворами, тверичане не спешат расхватывать их.

Аптеки: «приходите завтра»

- Масок нет, - устало сказала корреспонденту фармацевт аптеки федеральной аптечной сети.
- А когда будут? - поинтересовались мы.
- Наверное, завтра.
- А когда они были в наличии в последний раз?
- Примерно две недели назад. И с тех пор не завозили.
- А вы их заказываете?
- Разумеется.

Из дезинфицирующих средств, в наличии перекись водорода и настойки на спирту (типа валерьянки), нитрофурал - в общем, выбор пока есть. Фармацевт говорит, что ажиотажный спрос до сих пор был только на защитные маски. Но теперь, когда Роспотребнадзор распространил рекомендации, как защититься от коронавируса, лично она ожидает наплыва покупателей.

Почему так?
Спокойствие, царящее сейчас в Твери, можно объяснить минимум пятью причинами. Причем, все они могут быть взаимосвязаны.

Причина первая: историческая традиция. Тверь с давних пор достаточно вяло реагировала на кризисы, поскольку привыкла выживать, заранее создавать запасы и с недоверием относиться к информации, которая «ломает» привычный образ жизни.

Причина вторая: граждане еще не осознали масштабов происходящего. Лихорадочная скупка всего и вся еще впереди. «Русским медведям» «нужно время на раскачку».

Причина третья: помогли государственные антикризисные меры и президентская «словесная терапия». Тот же Банк России (регулятор рынка) принял ряд мер, защищающих валютный и фондовой рынки от чрезмерного шторма.

«На текущий момент Банк России принял решение провести упреждающую продажу иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках реализации механизма бюджетного правила с учетом фактически складывающейся цены нефти и ее влияния на операции Фонда национального благосостояния (ФНБ) в апреле, говорится в официальном сообщении регулятора, поступившем в редакцию PANORAMApro. Затем, в рамках операций по предоставлению ликвидности банковскому сектору мы проведем аукцион «репо» в объеме 500 млрд. рублей, увеличим лимит операций «валютный своп» и будем отслеживать ситуацию, чтобы уточнять объемы операций. Также на фоне повышенной волатильности валютного и фондового рынка вводятся временные (до 30 сентября 2020 года) регуляторные послабления для банков. Эти меры должны помочь в сложный период отраслям транспорта и туризма, и стимулировать кредитование производителей медицинских товаров, спрос на которые вырос в последнее время». Конец цитаты.

А Президент России со своей стороны уже заявил, что «турбулентные процессы на мировых рынках создают не только проблемы, но и возможности…. Россия пройдет этот период достойно и спокойно, есть все шансы, что ключевые отрасли выйдут из ситуации более окрепшими». И граждане верят власти.

Причина четвертая: у людей банально нет денег на покупку валюты и материальных ценностей, то есть спасать от «сгорания» просто нечего.

Причина пятая: новые технологии, ставшие реальностью. Если есть возможность самостоятельно конвертировать накопления из одной валюты в другую, то нет смысла создавать очереди в обменниках.

Артур КОРОЛЕВ