«Самое трудное - это 14 часов лежать на животе»

Пациентка, которую назвали фейком, о том, что испытано на себе
Фото со страницы Натальи в соцсетях

В Твери первые 2 случая заболевания COVID были официально зарегистрированы 17 марта. За 2 месяца количество заболевших достигло почти 1400. Если в начале пандемии имена пациентов даже после выписки оставались врачебной тайной (неизвестно, как отреагируют друзья, соседи), то сейчас многие, не скрывая, подробности сами рассказывают в соцсетях. Публикуют COVID-дневники, делятся впечатлениями, благодарят, жалуются, ругают судьбу, власть, обстоятельства. И это хороший знак. Если у людей есть возможность выражать эмоции в соцсетях, значит, это легкое течение болезни. Тем, кто лежит в палате реанимации, не до гаджетов. Многие сейчас начинают паниковать, если кто-то из родственников долго не выходит на связь. Ведь в большинстве случаев люди оказываются в больнице неожиданно.

Вести из инфекционных отделений — как сводки с полей сражений. Их читают. Каждый раз узнаешь что-то новое, что обязательно надо запомнить, - вдруг пригодится.

Но для нашей собеседницы Натальи Берёзной больница поначалу действительно стала полем сражения. Ее видео из палаты тверской больницы №6 вызвало резонанс не только в Твери, но и за пределами РФ. В результате чего Наталью некоторые СМИ назвали фейком и написали о ней кучу гадостей.

Фото "доковидной" эпохи

 Наталья Березная не фейк, а жительница Твери, которую в городе знают очень многие. И каждому думающему человеку понятно, что причина злополучного видео — это страх и паника, которые может испытать каждый, узнав о таком диагнозе.

Но мы сейчас не об этой истории, а о том, что такое COVID в формате «испытано на себе».

8 мая Наталья выписалась из больницы, но, по правилам, «выйти в люди» пока нельзя. Необходимы 14 дней карантина, кроме того, несмотря на необходимую терапию, о полном выздоровлении пока говорить рано. Поэтому беседа у нас - по телефону.

- Меня об интервью просили многие издания, включая западные СМИ, но я отказалась. Уже дома прочла весь тот ужас, что обо мне писали некоторые СМИ, и единственное издание, которое меня удивило в хорошем смысле слова, было ваше - даже репосты ваших публикаций делала. Никаких бла-бла-бла, только факты и конкретика – приятно читать, я еще подумала, что с кем бы поговорила обо всей этой ситуации – так это с вами. И тут твой звонок – даже удивилась – просто материализация мысли.

- Спасибо. Как сейчас самочувствие?

– Пока еще слабость, появилась сыпь (это, видимо, реакция организма на антибиотики), при минимальной нагрузке появляется одышка. Постоянное ощущение нехватки воздуха, но если учитывать, что я с 15 апреля не была на улице, – неудивительно, а бетонные стены, влажность и холод в квартире при отключенном отоплении тоже не способствуют выздоровлению. Рекомендация всем переболевшим - дышать свежим воздухом, много двигаться. Но при этом нужно находиться на карантине: за несоблюдение режима – штраф, просто замкнутый круг.

Во время нашего разговора пришлось на 15 минут прерваться. К Наталье пришла бригада из поликлиники РЖД делать тест (так положено – каждые 10 дней даже после выписки из стационара). Делится впечатлением:

- Медсестра в спецкостюме — обработала все поверхности санитайзером (ручки дверей, стол до и после манипуляции — брали мазок на COVID) – все четко.

- Соседи не пугаются докторов в спецодежде?

- Да все уже прекрасно всё понимают - никаких проблем. И режим самоизоляции соблюдаю – народ у нас в доме бдительный: сотрудники прокуратуры живут, и МЧС, и военные.

- Как думаешь, где подхватила вирус?

- Март и начало апреля я работала в плотном графике сутки/двое, а бывало сутки через сутки, то есть работа-дом-работа (Наталья — диспетчер на станции «Скорой помощи». - Прим. авт.). Дома у меня все здоровы и тесты отрицательные, а вот на работе уже многие к тому времени были на больничном. Я не буду утверждать на 100%, но предположительно - на работе.

- Какие первые симптомы должны насторожить?

- Это удивительная болезнь. У всех по-разному и начинается, и протекает. У меня была слабость как при ОРВИ, сонливость, но я это списывала на усталость, недосып и минимальное пребывание на воздухе. Хотела побыстрее отработать нужное количество дней и уехать в Москву на курсы повышения квалификации, но пандемия изменила планы.

Мы все тогда мало знали о симптомах коронавируса, по ТВ говорили о высокой температуре, одышке и кашле, а у меня как раз ничего подобного не было в начале – слабость, глаза чесались, температура максимум один день 38.0, а потом снова 37.0, поэтому я ничего не заподозрила. Тем более что всегда носила маску, перчатки, пользовалась санитайзером.

И надеялась, что это панацея от болезни. Оказалось, не панацея.

- То есть твоя версия — маски не спасают?

- Нет, маску надо носить, хотя бы для того, чтобы поберечь легкие от другой дряни, которой мы дышим. Я сейчас дома в маске до сих пор – моим родителям к 80 - они в группе риска, хотя иммунитет у них оказался сильнее, чем у меня. А так, непонятно, почему одни и в полной изоляции заражаются, а другие свободно ходят на работу, и вирус их обходит стороной. От чего это зависит, мы не знаем: от иммунитета, от группы крови… еще от чего-то.

- Как ты оказалась в больнице?

- Уехала на прием с работы 7 апреля. В обед я почувствовала недомогание, померяла температуру — 37.6. Я думала – ничего страшного, отработаю смену и потом неделю отдохну, но дежурный врач доложила моему начальнику Вадиму Петровичу Федорову, и он просто приказал срочно обратиться в больницу. Через полчаса я уже была у врача и сдала анализ на коронавирус (с анализами отдельная история). Через три дня я попросила меня выписать, потому что температура нормализовалась до 36,6 - оказалось, зря, болезнь еще и не начиналась. Ночью я проснулась от боли в спине, до утра досыпала сидя – температура уже была 38.5, появился кашель, потеряла обоняние, пропал аппетит. Моя мама готовит очень вкусно, но тут мне казалось, что ем просто вату. Я уже принимала антибиотики и надеялась на улучшение, но потом стало совсем плохо, началась рвота, опять пришлось идти в поликлинику. На самом деле огромное значение имеет, где и при каких обстоятельствах вы проходите обследование. Я прикреплена к железнодорожной больнице, мне повезло с больницей (считаю ее одной из лучших в городе), ну а мой терапевт Элеонора Александровна Лебедева – просто врач от бога.

Ей - огромная благодарность за профессионализм и отзывчивость. Она действовала быстро и четко – взяла мазок на ковид (позже тест показал положительный результат), меня направила в инфекционный бокс, вызвала скорую и отправила на КТ. Как уже известно, при коронавирусе хрипы в легких фонендоскопом не прослушиваются. Флюорография тоже не показывает ковидные изменения.

- Что было дальше, знают все жители Твери, и не только…

- В «шестерке» я провела сутки. На следующий день благодаря поддержке уважаемого в Твери доктора Карины Александровны Конюховой меня перевели в областную больницу. Бытовые условия там, конечно, гораздо лучше. А они так же важны для восстановления больных, как и медикаментозная терапия.

Я лежала в отделении неврологии, переоборудованном под инфекционный госпиталь. По иронии судьбы, когда-то проходила здесь медицинскую практику, но на 2-м этаже.

Наша палата была оборудована кислородными аппаратами - оксигенотерапия назначается при низкой сатурации. Сатурация - насыщение крови кислородом. Организм человека требует конкретного баланса кислорода в крови.

Я лежала в обычной 4-местной палате. Соседки: моя коллега с единого диспетчерского центра, девушка-таджичка с одного из предприятий Твери, медсестра из больницы скорой помощи, медсестра из военного госпиталя. Потом на место выписавшихся пришла молодая мама, у которой одному ребенку 2 года, другому несколько месяцев, потом женщина из Дубны. Они с мужем жили на даче в полупустой деревне Тверской области, где даже общаться было не с кем. Как они заразились, до сих пор не понимают. У мужа более тяжелое состояние – он в реанимации.

- Как вообще проходит лечение?

- Таблетки, внутривенные препараты капельно, антибиотики, через каждые 10 дней тесты на ковид и обследование на КТ. Переносить КТ человеку с пневмонией на самом деле очень тяжело. Ты должен задержать дыхание на полминуты, хотя не можешь этого сделать и на несколько секунд. Самое трудное — лежать на животе 14 часов в сутки. Причем так, чтобы голова была ниже туловища. В таком положении раскрываются легкие. Полежишь так вниз головой, с утра — отеки на лице. У каждого из нас на руке был электронный браслет, где записана история болезни. При выписке его сдают.

- Ничего себе, о таких нововведениях мы не знали...

- Необычен вообще сам формат лечения. Ни у одного пациента нет своего лечащего врача. Смены всегда меняются. Как мы поняли, специалисты из разных отделений больницы дежурят по очереди. Поэтому каждый день разные врачи. Собственно, их задача — записать жалобы, основные показатели самочувствия… Общую картину смотрит заведующая инфекционным отделением Галина Юрьевна Труфанова, очень профессиональный пульмонолог, она же выписывает назначения, которые потом выполняют медсестры и медбратья. Вот на них-то и ложится основная нагрузка. Представьте - одна медсестра на отделение из 30 человек. В обычное время на дежурстве двое, но сейчас персонала не хватает. Медсестра должна поставить минимум 32 системы, сделать всем внутривенные инъекции, выдать таблетки, а также покормить, сменить памперсы — ведь есть и лежачие пациенты.

Есть медработники, которыми мы откровенно восхищались. Например, Эля - медсестра из нейрохирургического отделения (фамилию я не знаю). Все делала быстро, четко, правильно (вот к кому надо отправлять на практику студентов), мы долгое время думали, что Эля - молодая девушка (за маской возраст не виден), удивлялись опыту. Оказалось, что ей 53 года. Еще отмечу Олесю, Юлю - это наше отделение, Эльбруса (он ординатор, но сейчас работает медбратом). Не знаю фамилий всех ребят – на костюмах только имена и должности – спасибо вам огромное за ваш труд. В больницах много студентов – проходят практику в боевых условиях, и все они в группе риска. Им тяжело и психологически, и физически. Хотите почувствовать это на себе?! – попробуйте надеть лыжную маску, например, поверх своих очков, респиратор, обмотаться полностью полиэтиленом, надеть 4 пары резиновых перчаток и заниматься какой-либо работой минимум 6 часов. Без возможности даже сходить в туалет.

- Пациентам контакты с родственниками запрещены. Никто не принесет передачку. Как с питанием в больнице?

- Очень хорошая и вкусная еда. Все хвалят повара. Ему можно дать звезду Мишлен. Во всех больницах одни и те же крупы, картошка и рис, ну почему у одних получается готовить вкусно, а у других похоже на клейстер?

Но без передачек трудно. Многие люди оказываются здесь вообще без элементарных вещей. Смотришь, идет человек по кафельному полу босиком или в бахилах на голую ногу. Даже тапки из дома не успел взять. Если о положительном тесте стало известно в поликлинике, то сразу на скорую и прямиком в больницу. Так что если у вас есть дурные предчувствия, то лучше прихватить с собой необходимое, когда идете в поликлинику за результатами. У меня, например, вообще не было возможности собраться. Мама успела передать только пижаму и тапки.

И еще, у наших людей ведь как принято - ложатся в больницу, берут все лучшее. Вот не надо так делать. Лучше брать те вещи, которые не жалко будет выкинуть, выписываясь.

Хотя это не обязательно. За сутки до выписки у пациентов забирают все вещи— они проходят термическую обработку.

- Какие рекомендации дают при выписке? Судя по тебе, не все выписавшиеся долечились...

- Никто не даст прогнозов, когда организм восстановится окончательно. После выписки рекомендованы занятия, которые благотворно влияют на легкие: надо плавать в бассейне, гулять в сосновом лесу, в рощах.

Один доктор мне посоветовал уехать на какое-то время в теплые края, где более подходящий климат для лечения легочных заболеваний. Например, в Крым. Хорошо, конечно, но очень проблематично вдруг взять и поменять место жительства. Ясно, что такая проблема возникнет у многих. И рано или поздно встанет вопрос о каких-то льготных (стесняюсь сказать, бесплатных) путевках в санатории соответствующего направления для тех, кто переболел коронавирусом. Может быть, сейчас уже пришло время государству над этим подумать.

Еще добавлю банальное, но верное: не относитесь беспечно к своему здоровью, человек может сгореть за неделю.

Беседовала Юлия КРУТОВА

Комментарии (3)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  1. Аватар Лидия Гаджиева

    Очень интересно, актуально, содержательно и корректно по форме.

  2. Про еду это как бы помягче выразиться - вранье. В целом так.
    Мишелин за помои? Креативно.

    1. Алексей, еда - всегда дело вкуса. Человек высказал СВОЕ мнение )