Тверь великая и ужасная

Красота исторических зданий Твери видна даже сквозь их руины. Удастся ли когда-нибудь вернуть городу былое великолепие?
Парк "Воксал"

Теме состояния архитектурного (и шире - культурно-исторического) наследия города только за последний год посвящены сотни статей и телерепортажей в средствах массовой информации и постов в социальных сетях. Журналисты, блогеры и читатели, в сущности, везде пишут одно и то же: все плохо, денег на реставрацию нет, руки у строителей не оттуда растут, желания делать свою работу хорошо тоже нет, а на одном только голом энтузиазме подвижников и общественных ревнителей наследия далеко не уедешь. Поэтому, мол, Тверь обречена потерять все, что выстроили досточтимые предки.

С одной стороны, читая все это, призадумаешься. Все мы видели, в сколь плачевном состоянии находятся ныне сгоревшее здание детской областной больницы (а в прежние времена - Епархиального женского училища), бывшая химбаза Минобороны (Винные склады), Морозовские казармы, парк «Воксал» (один из старейших парков Твери, в котором когда-то играла музыка), фасады набережной Степана Разина (когда-то — частные владения купцов, промышленников и предпринимателей), Дом ворошиловских стрелков и многое-многое другое. А руины Речного вокзала — фактически памятника в стиле сталинского неоклассицизма - прямо-таки служат наглядным пособием: вот что будет с 800-летним историческим городом Тверь лет через 10 - 20, если прямо сейчас, немедленно, не заняться ремонтом.

Речной вокзал

Но, с другой стороны, и в нашей Тверской области есть живые примеры того, что не все так плохо, как кажется, что даже находясь в самой глубокой яме, можно из нее выбраться, если очень захотеть. Я имею в виду Торжок. Многие ведь помнят, как плачевно он выглядел к концу 90-х. И на тебе: спустя всего четверть века город преобразился. Поток туристов вырос в несколько раз, фасады отремонтированы, город стал площадкой для съемок художественных фильмов, в том числе иностранных, а люди начали улыбаться. И ремонтные работы продолжаются: деньги в город продолжают поступать. Там смогли просто потому, что захотели и объединились ради общей цели. Подвижники-общественники, неравнодушные чиновники, деятели науки, искусства и культуры. У всех в обычной жизни (за границами заботы о наследии) есть претензии друг к другу, но тут они просто взяли и объединились.

Вопрос, что же мешает городу Твери во имя спасения его архитектуры последовать примеру Торжка? Или, может быть, те, кто выросли и живут в областном центре, просто не способны к объединению?

Ведь есть же, есть и в Твери живые примеры того, как можно добиться поставленной цели (пусть сейчас это всего лишь исключения, подтверждающие правило). Например, Императорский Путевой дворец. Его спасали лет двадцать - несколько поколений руководителей города выбивали деньги отовсюду, где только можно было их найти. Общественники постоянно били тревогу. Критические материалы не сходили со страниц газет, а затем и блогов. И вот - получилось же! Пусть даже дворцу повезло, и нашелся спонсор - Всемирный банк, давший деньги, - все равно это ничего не меняет: ведь внимание Всемирного банка к проблеме привлекли именно мы все. Поэтому и получилось.

В общем, надо закатывать рукава и работать вместе — тогда, уже даже может быть лет через 20, Тверь будет не узнать.

Денис КУЗНЕЦОВ
Большой фоторепортаж: Оксана РУДЕНКО

Парк "Воксал":

Речной вокзал:


Дом ворошиловских стрелков:

Бывшая химбаза Минобороны (Винные склады)

Погоревшее здание детской областной больницы (Епархиальное женское училище)

В Твери из-за потопов и пожаров умирает жилой объект культурного наследия

Речь идет о бывших так называемых винных складах дореволюционной Твери, которые в советское время превратили в «Базу ремонта вооружений и средств радиационной, химической и биологической защиты Минобороны РФ». Вот уже много лет база вообще никак не используется и постоянно горит. Но на ее территории есть помещения, в которых живут люди и которые из-за этого сильно страдают. В ситуации разбирались корреспонденты телеканала «Тверской проспект - Регион» и интернет-портала PANORAMApro.

Архитектурный комплекс по адресу: Тверь, Петербургское шоссе, 4 имеет статус объекта культурного наследия, то есть должен охраняться государством. В действительности же объект постепенно разрушается - такова уж природа любого рукотворного сооружения: если в нем никто не живет и не работает, оно умирает.

Но люди там все равно живут. Хотя «живут» - это громко сказано. Существуют. Выживают. Выплывают. Да-да, выплывают: трехэтажное жилое здание, возведенное в начале XX века, регулярно подвергается затоплению. С недавних пор местная пенсионерка Галина Власова спускается в подвал только в резиновых сапогах: вода там стоит вот уже месяц. В октябре и ноябре текущего года заброшенные корпуса загорались несколько разкак загорались! Каждый пожар тут тушился несколько часов). Получается, что, пока здесь горел один объект, другой тонул.

- 10 октября был страшный пожар. Страшный пожар! Воду лили тоннами. Двор был вообще залит весь. Пройти было невозможно. А оттого что все колодцы дренажные забиты, вода ушла к нам в подвал, - рассказала еще одна жительница дома Марина Смирнова.

С сыростью и плесенью в квартирах жильцы борются непрерывно (при этом они горько констатируют: еще пара пожаров - и уровень воды достигнет квартир), но фактически безрезультатно, поскольку дренажные колодцы полностью забиты плотным слоем песка и грязи. Самим отвести воду от дома нельзя: этим имеют право заниматься только жилищно-коммунальные службы. Но они исправлять ситуацию, как это почти всегда и бывает на таких умирающих объектах, не торопятся. В результате от постоянной сырости разрушаются деревянные перекрытия.

- Вода и раньше приходила с базы, когда у них были прорывы, было все то же самое, они не чистили эти колодцы. Они так и остались засоренными. И чистить их никто не хочет, - говорит Марина Смирнова.

​Старшая по дому Галина Власова на встречу с журналистами пришла с тяжелым портфелем. В нем - многочисленные обращения в администрацию Твери и Заволжского района, Государственную жилищную инспекцию Тверской области, в управляющую компанию с просьбами и требованиями прочистить колодцы.

В УК «Уютный дом», обслуживающей жилой сектор этой базы, пояснили, что еще 23 октября направили обращение в «Тверь Водоканал» с просьбой прочистить колодцы. Однако там сотрудников УК перенаправили в МУП «ЖЭК». Там Галкин Антон Владимирович, начальник инженерных сетей этого МУП, пояснил, что эти колодцы бесхозные и откачивать грязь оттуда предприятие не будет.

В общем, ситуация в жилом секторе базы сложилась безвыходная. Хоть бери в руки лопаты и совки и выгребай песок и грязь из колодцев самостоятельно.

Тут есть еще один интересный момент. Поскольку жилое здание входит в комплекс-памятник, работа с ним должна вестись по особым правилам, в том числе с привлечением специалистов Главного управления по охране объектов культурного наследия Тверской области.

- Я думаю, жильцам и управляющей компании надо обратиться в это Главное управление с описанием проблемы. Потому что не по их вине залиты подвалы. И объекту культурного наследия может быть нанесен большой урон, потому что все, что связано с водой, наносит огромный ущерб. И это большая проблема. Следует обратиться в органы охраны, которые решат вопрос по-своему и выдадут предписание тем, кто виновен, - такой совет дала жильцам зампредседателя Тверского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александра Смирнова.

А пока жители подготовили заявление в прокуратуру, чтобы она тоже проверила ситуацию.

Вместе с тем, по имеющейся у нас информации, 5 ноября (то есть сегодня) этот объект должна посетить комиссия, в которую войдут представители администрации Твери и Заволжского района, департамента ЖКХ города и сотрудники управляющей компании.

По большому счету, людей, живущих в здании бывших винных складов, нужно расселять, а сам архитектурный комплекс включать в госпрограмму реновации. Напомним, что соответствующее решение уже принято в отношении Морозовского городка - кстати, ровесника винных складов и построенного из того же самого красного кирпича, что и винные склады. Возможно, так и случится, когда тверские власти и хозуправление Минобороны РФ завершат процедуру передачи бывшей военно-химической базы в собственность Твери или Тверской области. Но пока что местные жители могут об этом только мечтать, ежедневно надевая резиновые сапоги даже в квартирах.

Денис КУЗНЕЦОВ

В Твери жилой памятник стал яблоком раздора между чиновниками и жильцами

Речь идет о доме номер восемь на набережной Степана Разина в самом центре Твери. Вместе с прилегающими к нему соседними домами здание является частью общего охраняемого ансамбля — федеральным памятником архитектуры XVIII века. В силу ряда причин жильцы восьмого дома заменили износившиеся деревянные оконные проемы на пластиковые стеклопакеты и немедленно получили грозное предписание надзорного органа: вернуть все как было, ибо переделка памятника запрещена. Подробнее об этом - в совместном материале PANORAMApro и телеканала «Тверской проспект - Регион».

В настоящее время в десяти квартирах дома №8 проживает около двадцати пяти человек. Капитального ремонта здесь не было с 60-х годов XX века, а учитывая, что этому дому, как минимум, 250 лет, износился он основательно.

- Деревянные рамы пришли в такое состояние, что щели были с палец. Приходилось заклеивать, затыкать. Температура в комнате, которая выходит на Волгу, доходила до 16 градусов. Приходилось ходить в одежде, спать в одежде, - рассказал об условиях проживания здесь житель дома Василий Лазарчук.

Износившиеся деревянные оконные проемы жильцы заменили на пластиковые во многом именно для того, чтобы защититься от пронизывающего ветра с Волги. Первые замены случились примерно 10 лет назад. Стояли они себе и стояли, никто на них внимания не обращал, пока в прошлом году «обновка» не попалась на глаза сотрудникам Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области. Ведомство немедленно разослало жильцам предписание, в котором назвало установку стеклопакетов из ПВХ нарушением и обязало их восстановить прежний облик здания.

«В срок до 31 декабря 2019 года силами специализированной производственной организации, обладающей лицензией на проведение работ по сохранению объектов культурного наследия, выданной Министерством культуры Российской Федерации, выполнить работы по восстановлению деревянных заполнений оконных проемов», - говорится в этом документе.

Как пояснила зампредседателя совета Тверского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александра Смирнова, по действующим правилам производить замену окон, а также любые другие работы в здании, которое является памятником архитектуры, можно только при согласовании с региональным управлением по государственной охране объектов культурного наследия.

- Заменить окна по предыдущему образцу - это несложная процедура, - сказала она.

Жильцам нужно было брать техническое задание в главном управлении и в соответствии с охранными обязательствами на этот дом. Но они поменяли окна более серьезно, радикально: на пластиковые стеклопакеты.

Факт нарушения охранного федерального законодательства жильцы дома №8 оспаривать не стали, но вместе с тем они настаивают, что нарушителями законодательства являются не только они. Так, жительница дома Ольга Овсянникова недоумевает, почему пластиковые стеклопакеты встречаются практически в каждом здании на набережной Степана Разина, а предписание «вернуть все как было» получили только жильцы дома №8. По ее словам, больше ни один дом, входящий в охраняемый архитектурный ансамбль (дома с 3-го по 16-й), таких предписаний не получал.

У жильцов восьмого дома есть собственная версия столь предвзятого отношения к ним со стороны профильных структур. Они рассказали, что к их дому №8 примыкает достаточно большой земельный участок, принадлежащий жильцам в равных долях. На них не раз выходили представители администрации Твери с просьбой написать заявление об отчуждении этой земли в пользу близлежащей школы: для нее здесь администрация хотела бы построить стадион. Жильцы отказались подписывать, и тогда, по их версии, профильные структуры, не получив желаемого, решили надавить на них с другой стороны. Именно поэтому предписание о замене пластиковых окон выдано только их дому, уверены жильцы.

Сейчас, когда срок исполнения предписания охранного ведомства давно истек, жители буквально тонут в судебных тяжбах, надеясь оспорить его. Когда будет поставлена точка - неизвестно. Одновременно с этим они пытаются добиться капитального ремонта в доме (напомним, что последний раз его ремонтировали в 60-х годах XX века). До проведения же капремонта они не видят смысла менять «неправильные» оконные проемы:

- Выяснилось, что мы обязаны найти организацию, заказать за свои деньги проект, оплатить его и на основании этого проекта за свои деньги поставить оконные переплеты, - говорит жилец дома Алексей Рощин. - Мы готовы все это делать, но если мы сейчас оплатим все это, а потом добьемся капремонта, то наши деньги будут просто выброшены на ветер. Есть и второй вариант развития событий: мы поменяем окна, заплатим деньги - и все благополучно про нас забудут, а дома на набережной Степана Разина продолжат разваливаться.

Как бы ни закончилась история вокруг окон этого дома, уже сейчас можно сказать, что в Тверской области намечается неприятная тенденция, когда объекты культурного наследия становятся своего рода разменной монетой в отношениях жильцов и властей. То, что должно радовать глаз и создавать облик Твери, по сути, становится его болевой точкой. Выхода из этой ситуации пока нет - во всяком случае, его не знают даже специалисты. Суть-то ведь в чем: нет у тебя денег на выполнение всех требований по охране жилого памятника? Тогда съезжай и передавай его тому, у кого они есть. Но такая постановка вопроса и несправедлива, и во многом неправильна: почему жильцы, которым за последние полвека никто не помог ни с капремонтом, ни с утеплением износившихся оконных проемов, должны покидать свое жилище и отдавать его тому, кто ведет себя сговорчивее?

- Мне не нравится ситуация, когда культурное наследие вместо нашей общей радости, которое мы ценим, храним и имеем все механизмы для сохранения, вдруг становится рычагом воздействия на людей, вызывая у людей отвращение, - так прокомментировала происходящее зампред совета Тверского регионального отделения ВООПИиК Александра Смирнова. - То есть эти люди не любят культурное наследие не потому, что они неинтеллигентные, не потому, что они родину не любят, а потому, что их поставили в такие условия, потому что государство это культурное наследие не любит.

В Тверской области ищут претендентов на премию «Культурное наследие»

На фото: Знаменское-Раек

Объявлен всероссийский конкурс на присуждение XV Юбилейной национальной премии «Культурное наследие».

Претендовать на нее могут архитекторы, деятели науки, культуры, образования, краеведы, реставраторы, археологи, волонтёры, журналисты, писатели, художники и артисты, популяризирующие возрождение памятников наследия.

Премия присуждается ежегодно на конкурсной основе при поддержке Министерства культуры Российской Федерации. Она была учреждена в 2005 году. За это время на конкурс поступило более 1200 заявок из 60 субъектов РФ, Украины, Казахстана, Молдавии, Южной Осетии и Латвии.

В этом году тема премии - «Архитектурные памятники России: сохранение, популяризация и возрождение» - довольно актуальна для Тверской области. В регионе очень много общественных деятелей, неравнодушных к историческому наследию.

На конкурс принимаются заявки, описывающие деятельность соискателя в течение последних нескольких лет на объектах гражданской и культовой архитектуры. В рамках конкурса присуждается специальная номинация «Новое поколение». Возрастной порог для лауреатов этой номинации – 33 года.

Подробную информацию можно получить на сайте премии культурноенаследие.рф.
Заявки принимаются до 20 октября 2020 года.