В Твери ищут массовку для съемок фильма «Союз Спасения»

Об этом на своей странице ВКонтакте сообщила бригадир массовки для съемок кинофильмов в Твери Маргарита Тощакова.

Съемочной группе требуются солдаты (мужчины от 18 до 45 лет).

События 1825 года будут воплощать в Твери на протяжении двух дней, точные даты работы кинематографистов пока неизвестны.

Зато известен фильм -  речь идет о сериале «Союз спасения», рассказывающем о декабристах и событиях 1825 года. В ролях Максим Аверин и Виктор Сухоруков. Сериал  будут снимать в разных городах России, Тверь выбрали из-за наличия в городе такой аутентичной постройки как Путевой Дворец.

Традиционно за съемки в массовке актерам платят 500 рублей.

 

В Твери пройдут съемки фильма «Роковая»

В Твери будут проходить съемки телевизионного художественного фильма «Роковая».

В связи с этим администрации районов города должны будут оказать содействие в проведении работ компании «Мангос Фильм».

А сама компания - получить согласие собственников объектов, не находящихся в муниципальной собственности, на проведение съемок.

Соответствующее постановление подписал глава города Твери Алексей Огоньков.

Съемки «Роковой» пройдут с 10 января по 15 мая 2021 года.

Отметим, что Тверь нередко становится местом съемок для российских кинолент.

Не так давно в областном центре завершились работы над исторической драмой «За час до рассвета» с Константином Хабенским в главной роли.

Фильм тверского режиссера стал победителем премии «Русский детектив»

Артур Смольянинов в фильме "Ростов"

«Ростов» Павла Дроздова назвали лучшим многосерийным фильмом в жанре детектив на престижной премии, которая прошла в Москве. Об этом на своей страничке в социальных сетях сообщил сам режиссер.

Главные роли в фильме исполнили Артур Смольянинов, Иван Охлобыстин, Александр Головин и другие известные актеры. Сериал снимался в Ярославле, Данилове, Тутаеве, Костроме. Он повествует о противостоянии воровского мира и стражей правопорядка в 20-е годы прошлого столетия.

«Поздравляю всю нашу команду», - написал Павел Дроздов.

Премия «Русский детектив» вручается за достижения и вклад в развитие детективного жанра и остросюжетной прозы, а также с целью поиска и выявления новых талантов, авторов детективов и остросюжетной литературы и кино.

Среди лауреатов премии этого года Александра Маринина, Вячеслав Прах , Лиза Лосева, Андрей Константинов.

В Интернете покажут фильм о работе поисковиков под Ржевом

Документальный фильм режиссера и педагога Анны Синицкой «Ржевский выступ» о работе поисковиков в экспедициях под Ржевом (Тверская область), где в годы Великой Отечественной войны шли кровопролитные бои, будет показан онлайн 3 ноября 2020 года в 21:30.

Об этом сообщает Музей Победы (Центральный музей Великой Отечественной войны) на Поклонной горе в Москве.

Фильм создан совместно с тверским поисковым отрядом «Поколение» и «рассказывает историю поисковиков, работающих в полях и лесах под Ржевом, где до сих пор на поверхности в корнях этих лесов лежат тысячи наших героев, когда-то пропавших без вести», - говорится в анонсе трансляции.

Автор ленты Анна Синицкая - потомственный режиссер документального кино, работает педагогом в Московском суворовском военном училище, член Поискового движения России. Основными темами в ее работах кино являются культура и история нашей страны.

Онлайн-показ «Ржевского выступа» будет доступен по этой ссылке, а также на канале Музея Победы в видеосоцсети YouTube.

Показ фильма пройдет в рамках всероссийской культурно-образовательной акции «Ночь искусств». В Тверской области к ней приурочен целый ряд мероприятий. Так, с 15:00 до 22:00 будет открыт бесплатный вход на художественные выставки «Культурная живопись» и «От гравюры к живописи» в Тверском городском музейно-выставочном центре (Тверь). А в большом зале детской школы искусств № 1 имени М.П. Мусорского (Тверь) музыкальную программу представят преподаватели школы.

От уличного кино в Твери до «Окна в Европу» в Выборге

К Дню российского кино: фестивали большие и малые, как зеркало
Смерть нам к лицу

На недавно прошедшем в Горсаду Фестивале уличного кино прозвучала отрадная мысль о продвижении победителей «с улицы» в большое кино полнометражное. Не лучшие обстоятельства внесли коррективы в проведение кинофорумов, способствовавших такому восхождению. Так был перенесён на зиму один из крупнейших национальных киносмотров августовский «Окно в Европу», неоднократно упоминавшийся на уличном фестивале. Здесь же на поляне у фонтана был затеян неудобный разговор о детско-юношеском кинематографе. К Дню российского кино захотелось напомнить вкратце, как выборгский и другие кинофестивали через тернии к звёздам пробиваются к юному отечественному зрителю.

Некоторая заминка произошла в отечественном кинопроцессе

Кинофестивали крупные и «помельче» стараются, как могут, удержаться на плаву, а главное удержать своего российского зрителя. Август – традиционно месяц главного популяризатора отечественного кинопродукта, фестиваля российского кино «Окно в Европу». Мучительно больно было этим летом обходиться без него. Тем отраднее, с громадным удовольствием было получить здесь в Твери «привет» от любимого Выборга из уст генерального продюсера Фестиваля уличного кино. Александр Щеряков, призывая голосовать фонариками от мобильных, напомнил с явным пиитетом, почти с придыханием, что снятый на айфон фильм «Смерть нам к лицу» Бориса Гуца получил в прошлом году Гран при на главном российском кинофестивале в Выборге, подчеркнув его статусность и роль в поддержке таких фильмов – доступное и демократичное будущее нашего кинематографа. «Мобильная», слегка превышающая час экранного времени картина в 2019-м предложила нетривиальный взгляд на больную тему легко, с искромётным юмором. Пересекаясь каким-то образом с показанным в Горсаду уличным кино «Верю – не верю», она предложила молодым (и не очень) выход – любовь. Актёра из фильма Гуца симпатичного Даниилу Пугаёву мы видели на том же Уличном кинофесте в короткометражке «Ты здесь».

Я свободен

 

Как привить подросткам интерес к кино?

К сожалению и по всей видимости, и «Смерть нам к лицу», ставшая за последние полгода актуальной, как никогда, и многие другие отечественные киноленты собравшимся на поляне у фонтана остаются неизвестными. Тем печальнее показался разговор двух милых и несомненно продвинутых девушек об особенностях тинейджерского кино, затеянный в рамках просветительской программы уличного кинофестиваля.

Любопытно было проследить за разомлевшей на солнышке аудитории. Пока культуролог и столичная журналистка, со знанием дела бойко вещали про зарубежные сериалы, которые, возможно, смелее, опираясь на укоренившиеся традиции описания (они же вряд ли знакомы с Достоевским или же искусно скрыто и давно его эксплуатируют), прорабатывают всякого рода детские травмы, гендерные расстройства и прочие девиации, реакция была более живая – не секрет, что молодёжь предпочитает американское кино. На секунду даже мерзко показалось, что здесь собрались одни неприкаянные, вечно конфликтующие с родителями и испытывающие явные проблемы с сексуальным определением. У меня что-то не так, и я хочу об этом смотреть! Милые барышни ловко жонглировали импортными названиями, и англоязычными культурологическими терминами и теориями – уровень налицо. Было познавательно, что признала одна из присутствующих киноманок Ирина К.: «…Но интерес к Sex Education появился, так как у меня дочь-тинейджер. Правда, весь сериал смотреть не хочется, но вдруг что-то полезное в нём найдётся и для нас… Как привить подросткам интерес к кино – вот какую тему хочется)))». Действительно, как? Когда же речь зашла о кино национальном, стало совсем худо. По словам столичной создательницы Телеграм-канала, в подростковом российском кино обнаруживается «явная лакуна». Так и хотелось вскрикнуть: поздравляю соврамши. Пренебрежительно и снобистски – сойдёт для провинции – упомянула разве что о «Хорошем мальчике» Оксаны Карас, попавшем в «давно снятые» (2016). Триумфатор «Кинотавра» занял 3-е место в «Выборгском счёте». Картина, вобравшая в себя почти все юношеские проблемы – непростые отношения с родителями, мирное сосуществование со сверстниками, первые чувства, правильный выбор подруги, которая правильно бы выбирала кино для последнего сеанса, а главное – сохранение себя как независимой личности, действительно давно получила весьма достойную оценку и зрителей и критиков. Что это? Подыгрывание неосведомлённой молодёжи, уткнувшейся по большей части в телефоны, и неохотно реагирующей даже на, казалось бы, знакомые названия «Нелюбви» Звягинцева и «Ученика» Серебренникова? Или собственное «выпадение из материала»?

Закрой глаза

Детские болячки без зелёнки

«Окно в Европу» всегда повышенное внимание уделяет молодёжи и детям, их исканиям и метаниям, на протяжении вот уже нескольких лет подбирая превосходную программу кино для детей и юношества. Здесь демонстрировались три части популярного «Частного пионерского» Александра Карпиловского, уже полюбившаяся «Сестрёнка» Александра Галибина, «Бегство рогатых викингов» Ильи Белостоцкого, А фантастически-сказочный «Закрой глаза» Ольги Субботиной о семи днях из жизни ребёнка на грани сна и реальности, взывающий к андерсеновским мотивам, медийный кинокритик Александр Шпагин восторженно сравнил с «Серёжей» Данелии-Таланкина.

В основном же конкурсе почти все картины остро поднимали детско-подростково-молодёжные проблемы. «Простой карандаш» Натальи Назаровой – квинтэссенция «школьного» советского фильма и истинно современного – про детскую преступность, неустроенность и российскую безысходность для подростков, особенно талантливых, (ранее её нашумевшая «Дочь» стала классикой жанра про буллинг). Здесь цена вопроса – жизнь ради спасения хотя бы одной юной души. Уже упомянутый фаворит Выборга Борис Гуц: его «мобильные» цитатные более ранний «Фагот» (после его показа в Выборге к авторам подходили педагоги и вопрошали: «Чему учите детей?» Значит, попали в точку, и как результат Приз президента фестиваля за дебют) и «Смерть нам к лицу» – события в отечественном кино. Там же был представлен необычный поэтичный фильм «Я свободен» Ильи Северова с Глебом Калюжным – ну просто все потаённые залежи детских воспоминаний, страхов, травм. Кстати, один из персонажей – слепой мальчик, но чья слепота – один из планов, метафора.

Простой карандаш

А главный герой – просто подросток, скорее состояние, нежели реальный человек. Этот фильм воистину не забыть! Он тихо уютно возвращает к детству, осмысливая грани человеческой свободы, реальные и фантастические. У той же Карас в прошлом году вышла «Выше неба», получившая признание на «Кинотавре» про болезненную, не слишком счастливую первую любовь, помехой которой являются…родители. Есть смелые Иван Твердовский-мл. с культовым «Классом коррекции» и «Подбросами», Гай Германика, Александр Горчилин с ядовито-провокативной «Кислотой», участвовавшей в конкурсе «Выборгский счёт»… В Выборге наконец триумфально прошли национальные тверские произведения «Витька Чеснок» и «Бык» вгиковских дебютантов. Ничем они не уступают зарубежным коллегам. Контент не только разнообразный, для всех юношеских сегментов – радикальных и романтичных, но и качественный. Наконец, на Тверской земле ежегодно проходит кинофестиваль «Детское кино – детям» на базе Медновской школы-интерната, где помимо самодеятельного конкурса детского творчества, демонстрируются и актуальные новинки детско-юношеского кино с приглашёнными гостями Татьяной Мирошник, Карпиловским, Белостоцким. Все они в мучительном поиске своего зрителя. Это проблема и кинопроката, а в данном случае популяризации отечественного, уж поверьте, отличного кинопродукта. Вместо поверхностных некорректных оценок можно было бы воздержаться от лишних выпадов в сторону российского кино, которое в условиях пандемии здорово пострадало, пожелать ему успехов. И просто его любить. Как люблю его я…

Светлана Еланская, член Гильдии киноведов и кинокритиков

Я свободен

Твери в 6-й раз посчастливилось принимать у себя «Вислу»   

Польша заставляет смотреть на мир другими глазами

Середина августа помимо Фестиваля уличного кино в Твери ознаменовалась ещё одним киноманским переживанием иного сорта – Фестивалем польских фильмов «Висла». Одновременно с показами на улице синефилы могли насладиться изысканными произведениями польского киноискусства. Перекрёстные «Висла» и ответный Фестиваль российских фильмов «Спутник над Польшей» всегда неизменно демонстрируют глубокую близость и взаимозависимость двух культур. 

13-й Фестиваль польских фильмов в России из-за пандемии находился под угрозой. Прошедшая в 6-й раз тверская «Висла» как превентивная мера против карантина сыграла на опережение. Ей удалось «вклиниться» перед основной, московской, частью, которая открылась вчера, 27 августа, и проскочить вне очереди, тогда как по расписанию должны бы быть последними. На показы ещё можно успеть, кто не попал на них в Твери. Фестиваль обосновался на площадке недавного распахнувшего двери Центра современной культуры «Рельсы». По словам кураторов, открытие «Вислы» стало вторым, настоящим открытием ЦентраТем самым региональная тверская часть кинофеста приобрела другой формат, а её лицо заметно помолодело. Из библиотеки Герцена, тверских Дворцов культуры, где проходила в прошлые годы, она переместилась в культурный лофтЕсли раньше в упомянутые пространства захаживали прежде всего филологи – а кинофест зачинался из стен филфака с подачи преподавателя польского Марыси Смирновой – и дамы, лично знавшие Збигнева Цыбульского, то сейчас этот ностальгирующий контингент был отсеян практически напрочь, за редким исключением. Похоже, фестивальная концепция на местном уровне изменилась. 

Сложилось впечатление, что по сравнению с прошлогодней программа улучшилась. Может, из-за того, что вынуждено стало меньше подобранных лентОднако, не изменилась общая мрачная эстетика, преобладающая трагичность, болезненность, тяжесть, но не тяжеловесность, острая социальная направленность, заставляющая задуматься о вещах, выходящих за рамки собственно искусства: насколько полякам удаётся продвигать своё кино, преподнося социальную критику как достоинство, что нормально и цивилизованно. И насколько те же самые свойства выворачиваются и трактуются как искажающая действительность «чернуха», если речь идёт о кино отечественном,  препятствуя его национальному прокату. Это вопросы маркетинга и постпродакшнаИдеологии. Между тем за несколько лет пребывания «Вислы» в тверских берегах можно только и дивиться, насколько мы похожи, и советское влияние сказалось во всём. 

Несомненное достоинство «Вислы» – воспитание кинематографического вкуса, приобщение к лучшим образцам. Утончённость, изысканность, знание меры и вместе с тем какая-то «странность» отличает польское кино и неизменно открывают ему двери на международные фестивали. Ему прощаются какие-то огрехи. Эти подводные течения можно было пронаблюдать на примере демонстрации одного из прошлогодних претендентов на «Оскара» как лучшего международного фильма 2019 года. «Тело Христово» Яна Комасы – главное ожидаемое событие в рамках «Вислы», собравшее наибольшее количество зрителей, превышая все мыслимые санэпиднормы. Верно, оскаровский ажиотаж всё-таки сработалК сожалению, фильм уже был продублирован – противоречие любым кинофестивальным нормам. Это подпортило впечатление, помешав оценить изыски польской речи, а особенно, ругательств, точнее одного (что давно заметили филологи на протяжении нескольких «Висл») на все случаи жизни – ну, что за скудость! Зато приблизило к преобладающей юной аудитории, которая смотрела внимательно, в мёртвой тишине, порадовав хорошими, умненькими пытливыми мордашками.  Всё же очень хотелось бы лицезреть «Тело Христово» вне премиального оскаровского контекста, с чистым наивным взглядом.  

Незамутнённым номинациями взором видишь симпатичную зарисовку из жизни небольшого городка с выпуклыми персонажами в религиозной упаковке, про которую довольно быстро забываешьВот она, пожалуй, главная «фишка» – транслируемая католическая этика как детерминанта польской культуры. Однако, жаждущие получить откровения на тему веры, возможно, будут разочарованы. Впрочем, каждый найдёт для себя, что захочет и что придётся по сердцу. Прежде  всего насладиться отличными актёрскими работами. Александра Конечна запомнилась по прошлогоднему конкурсному фильму «Как кошка с собакой». Харизматичный Бартош Беленя, получивший массу премий, воплотил роль юного бывшего (а бывших не бывает) уголовника, прикинувшегося священником. Подобного рода маскарады-перевоплощения – не редкость. Европейское кино породило поток подобной околорелигиозной продукции. Как, например, французский фильм «Молитва» Седрика Кана. Критики на фильм было достаточно, и с ней трудно не согласиться. Не припомню, чтобы номинированную картину рассматривали как серьёзного соперника «Боли и славы» Альмодовара и «Паразитов»С жанром авторы явно промахнулись, пойдя по наименьшему пути сопротивления. Невыносимо серьёзная, местами скучная, разбавленная обязательными сценами плотского грехопадения и эстетских похоронс провисающим финалом, явно просила более сложного комедийного ключа. Плюс не хватило уместного в рамках кинофестиваля компетентного просветительского богословского предисловия и обрамления к фильму столь тонкой проблематики

Фестиваль лишний раз доказал, что не всегда можно провести грань между оригинальным произведением и искусной спекуляцией. Большего ожидалось и от заявленного суперэстетским «Пан Т» Марцина Кшишталовича, ностальжи о метаниях стареющего писателя. Преподнесённое прежде всего из-за чёрно-белой стилистики как очередной мировой шедевр – кураторы не жалели излишних превосходных степеней, рекламируя ч/б-решение чуть ли не как  исключительно польское ноу хау последних лет, позволяющее национальному кино вторгаться в международное пространство и брать «Оскаров»Всего лишь мода на стилизацию, порой нарочитая. «Пан Т», несмотря на все претенциозные артхаусные навороты и умеренно-приятные иронические выпады (особенно порадовало откровение литератора, достойное стать цитатой: «Лучше общаться со шлюхами, чем с интеллигентами») чем-то напомнил наш «Конец прекрасной эпохи» Станислава Говорухина с разницей в возрасте героя. Те же партийные разборки и соцобязательства на фоне красных стягов, несмотря на ч/б, те же склоки и интриги внутри писательского цеха – ни дать, ни взять заседание Союза писателей. Те же искания творца. Сочинителя хотелось пожалеть из-за того, что не всё уже под силу… Учитель и влюблённая ученица – знакомый сюжет. Прежде всего это история мучительной любви благодаря ироническому отстранению, не столь трагичная и дающая надежду, что всё ещё впереди 

Для советских граждан польское кино было синонимом европейского западного, глоток свободы. Его знали и любили истинные синефилы. Для Центра современной культуры явно не хватало участия экспертов из более взрослого поколения. Тем ценнее оказались кулуарные комментарии любителя и знатока польского языка и культуры, ставшего завсегдатаем тверской «Вислы», Николая Полуэктова. «Польша заставляет смотреть на мир другими глазами… Это развращённая нация», – афористично сформулировал Николай ключик к её пониманию. Очень пригодилось и его компетентное пояснение об особенностях политики Польши по отношению к чеченским боевикам и их пребывания в Варшаве, отслеживаемые им на протяжении нескольких летпосле просмотра  страшной и тяжёлой картины «53 войны» Эвы Буковска. В центре её – обратная сторона военной журналистики, «женский взгляд» на войну супруги военкора. Для кого-то из зрителей чрезмерные смакование, нагнетание психологических травм, усугубление болезни показались избыточными, а финал – снова невнятным. 

Высокую оценку зрителей получила единственная в показах документальная лента «О животных и людях» Лукаша Чайки, продемонстрировавшая особое обращение поляков с историей. Прекрасными оказались короткометражки Студии Мунка и студентов киношколы им. Кшиштофа Кесьлёвского Силезского университета в Катовице.  Переключаясь с показов Уличного кино, предоставилась прекрасная возможность сравнить, например, ВГИКовскую и Силезскую киношколу и оценить глубину проникновения в неудобные темы и сюжеты. В большинстве своём многозначительно трагичные. Например, пропажа людей и хайпование на этом, как в фильме «Давай поплачем» Тадеуша Кабича. Востину «Всё на продажу» – будто бы оммаж великому Вайде. Зрителей тронула личная история стюардессы в «Учиться летать» Клаудии Кенска. Болезненно пробила поколенческая история в коротком метре «Никогда хорошо» Павла Повольны. 

Истинным же открытием, лучшим фильмом фестиваля, по признанию многих, стал дебют режиссёра Бартоша Крухлика «Супернова». Остросоциальная бытовая драма, ставшая трагедией, переносится в пространство притчиВ «Супернова» больше веры и откровения, катарсиса, развития характеров, всего того, чего, возможно, не удалось в полной мере «Телу Христову». Конъюнктурный и избитый, казалось бы, сюжет о коррупции, начальственном произволе и безнаказанности (российского зрителя хотелось бы всё же предостеречь от лобовых аналогий с совпавшей небезызвестной трагедией известного лица) перерастает в истинно христианское произведение о покаянии. Сначала отдалённо напоминает «Майора» Юрия Быкова. Затем, ближе к финалу начинаешь понимать, что это ни на что не похоже. И здесь обращает на себя внимание цитатность: «надо было становиться дизайнером, а не полицейским». Решённый в минималистском ключе, не без натурализма, дебют оставляет стойкое впечатление очищения и обновления. Без излишнего слезливого сентиментализма и нагнетания трагизма, а главное, без фальшивого моралите.  

Комедия в программе, увы, оказалась одна – «Налог на любовь» Бартоломея Игнацюка.   По отзыву зрительницы Светланы, «Фильм оказался очень неплохим. Смешной и действительно романтичный. Ну а почему нет? И без того у нас куча всяких негативных штук». Наконец, на экране мы любовались прекрасными актёрами, красивыми, породистыми – и за них мы так любим польское кино. Что позволяет и нам почувствовать себя аристократами хотя бы духа, если не по крови. 

Будем следить за результатами основного конкурса «Вислы» в Москве. 

Светлана Еланская член Гильдии киноведов и кинокритиков 

Волшебный луч в кромешной тьме: Тверь проголосовала за кино на улице

Середина августа для Твери ознаменовалась кинобумом. Частично пересекаясь, одновременно прошли Фестиваль уличного кино и Фестиваль польского кино «Висла». Всё больше обрастая полноценными кинофестивальными атрибутами, праздник на улице состоял из конкурсных и внеконкурсных показов, просветительской программы, творческих встреч. Кино на открытом воздухе в Горсаду как одно из первых публичных событий после карантина явилось лучшей вакциной от всякой заразы.

Соскучились по большому экрану

Фестиваль уличного кино – самый демократичный вид приобщения к «важнейшему из искусств». Трудно не согласиться с его генеральным продюсером Александром Щеряковым, что по нему можно проводить социологическое исследование, проясняя киноситуацию в каждом городе, состав целевой аудитории, её вкусы и пристрастия. Зрителей азартно вовлекает в кинематографическую игру голосование фонариками от мобильных. На телефон же можно снять и отменный фильм, как, например, «Смерть нам к лицу» Бориса Гуца, прошлогодний победитель одного из крупнейших национальных киносмотров «Окно в Европу», – акцентировал продюсер современные культурные реалии.

Не удивительно, что люди, главным образом, молодые, соскучились по большому экрану. Опасения за плохое изображение при дневном свете не оправдались – технически всё было отлажено великолепно. По отзывам одной из гостей праздника, Оксаны Д., она как будто побывала в Москве, где такие мероприятия нередки, отметив высокое качество организации: «В удобных пуфиках-«грушах» было тепло. Удалось создать настроение. Сложилось ощущение удачных выходных. А короткий метр чем хорош, что можно было посмотреть несколько фильмов, отлучиться, вернуться и при этом не испортить впечатление и всё понять.» Компания же весёлых волонтёров придавало зрелищу ещё больший киношный флёр – они создавали собственную забавную короткометражку. Конкурсные и внеконкурсные показы, деление на которые условны и неочевидны, позволили оценить разнообразие сюжетов, волнующих также в основном молодых авторов. Концепция фестиваля направлена на то, чтобы давать им дорогу в «большое кино». На режиссёров-дебютантов сделала упор и в своём сообщении носительница «Живого слова» Любовь Кукушкина, напомнив перед конкурсным блоком о свежих и уже полюбившихся лентах, сотворённых в Твери и Тверской области. Горячо солидарна с тревогами Любы за Морозовский городок, где развернулись очередные съёмки с очередным Хабенским. Да, в нашем городе много снимается, но нужно учитывать объективные удобства его близости к столицам. И возможные погрешности для Твери – урон архитектуре и всем известную нацеленность на руины вечно «уходящей натуры».

Что же предложил уличный конкурс Твери?

Большинство из десяти короткометражек уже прошлось по таким «титульным» кинофестам, как «Короче», Международный фестиваль ВГИК, «Святая Анна» или аналогичному «Ночь короткого метра», уже запомнились. Наиболее живо собравшиеся в Горсаду реагировали на животрепещущие темы, остроумно заявленные в сжатой, лаконичной форме: отношения с родителями, супругами, детьми, начальством, животными, верность и измена, работа, пограничные ситуации, болезни, девиации, трудности самореализации и самоопределения. Общероссийские результаты будут объявлены позднее и в данном случае не столь уж важны. Ведь, пожалуй, главная цель – популяризация отечественного кино и русских артистов (а почти в каждом мы видим лица знакомые: Алёна Бабенко, Дмитрий Куличков, Ирина Пегова, Владимир Стеклов, Катерина Шпица) – выполнена.

Выбор тверских сентиментальных зрителей совершенно ожидаем. Лидером стала короткометражка «Большая Восьмёрка» Ивана Соснина, вариант беспроигрышный – «про собачек», да ещё вобравшая в себя и политику, и экологию, и психологию с любовью, разбередит самую чёрствую душу. Ярко засветилось фонариками и жанровое криминальное «Интересное кино» (реж. Араик Крпоян). Сбывшиеся хоть на миг мечты угнать чужую «тачку» и не попасться – фильм попал в десятку. Финалом же – торжество справедливости – наверняка, остались довольны автовладельцы. К потаённым относится и желание нахамить шефу, обрести славу героя и убежать. Ещё и наградят вдобавок. Ехидный и неожиданный «Подвиг» Ивана Петухова с обретшим популярность за последние 2-3 года Алексеем Аграновичем как скрытый протест –– фильм для зрелых, средневозрастных офисных служащих. За него, знаю, болели многие. Протестными нотками прозвучал и остро-политический, нашедший живой отклик «Обмен» Аксиньи Гог с родным для Твери «Быком» – Юрием Борисовым. Бурную реакцию тверских зрителей, раскиданных по обе стороны железной дороги, «сон в руку», вызвали «Трудности перехода» Алёны Корчагиной. Эдакий железнодорожный триллер: кто вернётся из похода за пивом? Авторам виртуозно-цинично удалось обратить не столь редкие реальные трагедии в юмористический хоррор.

Многие ожидали заявленный манифестом любви в заточении ну очень короткий фильм, скорее, клип молодой актрисы и певицы Ян Гэ «Ничто не помешает нам любить». Увы, за две минуты мало что поймёшь, посему он не получил должной оценки – поляна у фонтана погрузилась в темноту. Зато обратная сторона любви – измена была засвечена во всей красе. На невероятно смешную, почти советскую производственную комедию «Белым по чёрному» Антона Мамыкина, при этом играющую в чёрно-белую стильность, особенно оживились мужчины. Казалось бы, в том же тематическом ключе напоминания о супружеской верности решён комедийный «Подводник» Александра Назарова. Но неожиданно парадоксальным образом срезонировал с трагической датой 20-летия гибели «Курска». Забавный интернациональный анекдот: ждала-не дождалась, а захотелось плакать…

Как изящно можно соединить романтические практики с актуальной экологической повесткой, ненавязчиво показал социально ориентированный «Еcolore» Дмитрия Григорьева. Многим оказалась близка трогательная и непритязательная «Маруся» Светланы Устиновой, решённая в духе «поверь в мечту и стань звездой», критикующая многочисленные прослушивания, массовизацию и тиражирование. А здесь мы видим в результате явление уникальное, девушку, от пения которой бегут мурашки. По мнению зрительницы Ирины К., «среди конкурсных работ нет явного победителя, который бы всех обошёл с большим отрывом. Некоторые были интересны – надеюсь, повезло с результатами работам "Подводник" и "Подвиг". Ждала фильм Ян Гэ, а он оказался совсем коротким, буквально в одну фразу…»

Второй внеконкурсный день программы

Он был заявлен под эгидой нового семейного и молодёжного кино. Для продвинутых зрителей в рамках просветительской программы любопытным могла показаться вступительная лекция – диалог двух Насть. Культуролог и художник Анастасия Каменская и создатель Телеграм-канала Анастасия Нарушевич бойко рассуждали про подростковое кино, делая упор на зарубежные сериалы, которые, вероятно, более смело прорабатывают всякого рода детско-юношеские травмы, гендерные расстройства и девиации. При умеренно активной реакции аудитории со стороны, между тем, сложилось субъективно неуютное ощущение утраты дома и каких-то основ, противоречащее заявленной программе. Возможно, это не совсем формат-разговор для поляны при прекрасной погоде, могло прозвучать более камерно. В чём и призналась одна из присутствующих, мама дочери-тинейджера: «Честно сказать, не готова была к такой теме. Мне кажется, были затронуты вопросы, которые лучше обсуждать не на такую широкую аудиторию». Она же заметила, что на поляне у фонтана присутствовали и детишки (пришли вместе с родителями, привлечёнными вывеской «семейного кино»), но чей возраст всё-таки недотягивал до темы разговора.

Жанры смело перетекали один в другой

К счастью, фестивалю на второй, воскресный, день, удалось снизить напряжение и жёсткость конкурса. Жанры смело перетекали один в другой, трагическое соседствовало с фарсом, охватывая спектр популярных и кровоточащих тем. Сильно задел фильм Алёны Олейник «Верю – не верю»: врачебный сюжет актуален, как никогда. Тем более, когда спасать приходится детей. Милые, незатейливые, «про зверушек» и семейные ценности» создали хорошее настроение «Телёнок» Виктории Рунцовой, «Космособака» Ивана Пшенина, «Покорми кота, или как я полюбил и перестал бояться Дональда Трампа» Леонида Гардаша. Современная комедия положений «про некормлённого котика» уже стала победителем зрительского голосования в Твери на Международном кинофестивале ВГИК.

Здорово, что в показы вошли не только русскоязычные фильмы. О добрых традициях экс-советских республик напомнила дивно красивая армянская короткая «ленточка» «Хлеб и соль» Арча Шермазаняна про «возвращение блудного сына» и уходящая корнями к поэтическому кино Арутюна Хачатряна. Чем-то похожая на народный хит «Не бойся, я с тобой». В настроенчески-оттепельной чёрно-белой зарисовке «Ты здесь» Елены Бутенко-Райской трогательное повествование о романтическом приключении на Кавказе со счастливым концом (и началом одновременно) ведётся от узнаваемого лица Ольги Лапшиной. Интонационно она перекликается с апофеозом Фестиваля уличного кино – фильмом «Меня зовут Махаз» Инара Нармания. Абхазская короткометражка собрала уже несколько призов, в частности, приз жюри на недавнем он-лайн кинофесте «Большой экран», где также голосовали зрители. Улыбка не сходила во время просмотра. Лирическое воспоминание о личном счастливом мгновении, ненавязчиво дающее понять, каким должно быть кино как запечатлённое время, и как это может быть решено за 15 минут. Кино о кино. Из которого можно узнать, что был такой «Абхазфильм». Полюбоваться на потрясающе красивый народ. К сожалению, про маленькую гордую республику мы чаще слышим, когда она становится ареной политических страстей и войн. Здесь же – благая, завидная гармония человека с собой, искусством, любовью, миром. Как плюс фестивалю, его познавательный заряд: закавказское и северокавказское кино имеет свой почерк и свою эстетику. Полный восторг, когда несколько прекрасных стройных юношей свистят «Санта-Лючию» в честь возлюбленной Махаза Ущи. Музыкальное сопровождение запоминается и создаёт настроение: музыка Алексея Кестнера и группы Retuses с композицией-заклинанием «Уходи». Согласна с восторженными зрителями: отлично, что фестиваль завершился именно этим фильмом. «”Махаз” мне лично понравился ещё и потому, что недавно вернулась из Абхазии. Так тепло было смотреть эту картину. Для завершения фестиваля весьма удачно подобранный фильм», – поделилась Ирина К. «Хоть на несколько секунд, но мне всё же удалось стать самым счастливым человеком», – говорит художник Махаз. Хочется надеяться, что Фестиваль уличного кино доставил тверским жителям мгновения счастья.

Светлана Еланская,

член Гильдии киноведов и кинокритиков

kinopoisk.ru

Александр Щеряков: наш зритель - простой народ

В Тверской области гостил фестиваль уличного кино

В этот уикенд Тверскую область посетил международный Фестиваль уличного кино - совершенно особый, стоящий от прочих особняком, международный кинофорум. На него не надо собираться и ехать: он сам приезжает к вам - своего рода, фестиваль-передвижник. Его программу составляют киноленты, снятые обычными людьми и зачастую на камеру старенького смартфона.

В пятницу 14 августа конкурсные работы были показаны в Ржеве, а в субботу их увидели жители Твери: фестивальная площадка под открытым небом была организована в городском саду прямо на лужайке. Десятки людей, растянувшись на пуфиках, до ночи смотрели милые короткометражки, а затем голосовали за понравившиеся фонариками смартфонов. В воскресенье на том же самом месте в четыре часа пополудни начался показ внеконкурсной программы.

За два часа до начала PANORAMApro взяла в Твери интервью у отца-основателя, а ныне - генерального продюсера фестиваля Александра Щерякова - молодого еще человека, уроженца Владивостока. Сам себя он называет человеком, который никогда не имел никакого отношения к кино, но которому «никогда не сидится на месте».

- Александр, как вы пришли к идее создать такой фестиваль?

- Мы с Ритой, моей супругой, сделали очень много разных проектов на Дальнем Востоке, в том числе в нашем родном Владивостоке: культурных, образовательных, урбанистических. Мы были городскими активистами, которым не сиделось на месте, мы работали во благо территории, на которой мы жили. Одновременно мы путешествовали автостопом, побывали на различных фестивалях в России и за рубежом, и в какой-то момент решили сделать свой фестиваль, который непременно должен быть сделан не так, как делают все.

К тому моменту у нас сложилось понимание, что такое стандартный кинофестиваль, то есть набор правил, которым пытаются соответствовать все, начиная от районного киносмотра и заканчивая Каннским фестивалем. Это всегда одна площадка, на которую, для того чтобы посмотреть фильм, нужно лететь или ехать самому, чтобы во все это окунуться. Чаще всего, это платная аккредитация, атмосфера глянца и элитаризма (красная дорожка, золотые статуэтки и так далее), вечерние платья, статусное жюри, которое оценивает и выбирает лучшие фильмы. Я понял, что, как зритель, никакого чувства сопричастности испытывать к этому не могу, потому что не я решаю, кто победит, а искушенные мэтры. Так и должно быть, конечно. Но мне, как зрителю, тоже хочется свой небольшой голос оставить, а практически ни одна кинофестивальная площадка такой возможности не дает.

Мы решили взять и сделать все наоборот: сделать фестиваль, который сам к вам приезжает, где бы вы ни жили, который может посетить любой человек, как бы он ни был одет и сколько бы денег у него в кармане не осталось. Для того, чтобы участвовать в нем, зрителю должно быть достаточно проехать три-четыре остановки на общественном транспорте - и он уже участник фестиваля. Бесплатно, под открытым небом. Улица для нас - это символ народности, открытости и в некотором смысле - революционности. С другой стороны, улица даже чисто технически выигрывает по сравнению с закрытыми площадками.

И самое главное: на нашем фестивале публика сама решает, кто победит. Принципиально никакого статусного жюри: есть только зрители - может быть, не очень сведущие в кино, но очень желающие высказаться - и короткометражки, которые мы им показываем.

Вот такую идею мы придумали и начали ее воплощать, не очень понимая, что из этого получится, потому что вполне могло случиться так, что фестиваль, что называется, «не пойдет» и зрителям всего этого не надо.

- Получилось?

- Получилось наоборот. В первый фестивальный год (2014-й) мы проехали на фуре от Владивостока до Москвы, устраивали массовые показы нашей первой подборки фильмов прямо на площадях, на полянах и на крышах домов. Люди посмотрели и сказали: «давайте еще». К сегодняшнему дню мы выросли так, что фестиваль охватил уже более 1100 городов по всему миру, есть уже около двух тысяч фестивальных площадок. В этом году, по понятной причине, их будет меньше - пандемия коронавируса никуда не делась.

- То есть, это полная противоположность официальному, коммерческому, «глянцевому» кинофестивалю?

- Да, именно так. Это культура хиппи в чистом виде. Поляна под открытым небом уже подразумевает, что ты приходишь на нее с пледом, с чаем в термосе, приносишь с собой настольные игры и гитару, приводишь друзей. И вот в окружении сотен таких же любителей кино вы сидите на траве, укрываетесь пледом и смотрите кино. Это совершенно другая энергетика. Кроме того, зритель получает очень интересный опыт сопереживания героям киноновелл. Их десять, они короткие, на очень разные темы и сняты в разных жанрах (про любовь, про семейную драму, экшн и т.д.). То есть, за два часа ты проживешь десять историй жизни и будешь сопереживать каждой из них.

- По сути, это большой художественный киножурнал работ, созданных обычными людьми, народное кино?

- Кстати, да. Это не элитарные, не «интеллигентские» ленты, не арт-хаус, как на «Кинотавре», не «умное кино не для всех». Наш зритель - простой народ, большей частью молодежь, и наши короткометражки ориентированы на него. Отбирая фильмы в конкурсную программу, мы стараемся не только собирать классные фильмы, но и отображать в этом альманахе весь спектр тем и подходов, которыми оперируют авторы. Делаем так, чтобы, просмотрев десять мини-фильмов из тысячи, что поступили на конкурс, зритель понял, что такое народное кино сегодня.

- Кто создает киноленты для фестиваля?

- Их создает в основном молодежь - ребята и девчата со всей России, которые только-только начинают свой путь в кино, которые пока не могут (или не умеют) создавать полнометражные фильмы и для которых короткометражка - это возможность зайти в индустрию и показать, на что ты способен. И показать это не экспертам, а сразу зрителям, которые в итоге оценят тебя по системе «чувак, ты делаешь классное кино» или «друг, я ожидал большего, ты расти давай».

- И у них получается?

- Знаете, и нам, как организаторам, и экспертам на «больших» фестивалях, и высоколобым кинокритикам может показаться, что в народных кинолентах нет ничего особенного. За семь лет мы отсмотрели тысячи работ, присланных на конкурс. Эти короткометражки не являются высказываниями умудренных жизнью и опытом людей, это даже не «порыв души» человека, которому есть что сказать. В основном, это «негрузовый» позитив: «жанровые» сцены из жизни, анекдотические ситуации, интересные моменты, памятные приключения, комедии и т. д., облаченные в художественную форму. Я сейчас говорю только о тех тысячах фильмов, что прошли «первичное сито» и из которых мы отбираем и конкурсную десятку, и работы для показа вне конкурса. Но если массовый зритель говорит, что как раз это и есть «круто», значит, это то самое кино, которое он хочет смотреть. И бессмысленно спорить с этим.

В нашем архиве есть короткометражки, которые реально сняты прямо во дворе на камеру телефона, и там ребята действительно пытаются поднимать разные проблемы, пытаются высказаться. Беда в том, что они просто снимать не умеют, и поэтому такие работы, к сожалению, никак нельзя показать широкой аудитории.

Есть у нас и совершенно уникальные фильмы. В прошлом году, например, одним из победителей стал фильм-интервью, снятый металлургом Иваном Сосниным из Екатеринбурга. Иван совершенно не имеет никакого кинообразования, но лента, главным героем которой стал его отец, настолько трогательна и искренна, что зритель был просто покорен ею.

- Как реагируют зрители, в общем и целом?

- Нередко плачут. У нас есть критерий: чем эмоциональнее реакция зрителя, тем удачнее получилась у автора его работа. А вообще на основе фильмов нашего фестиваля можно проводить целые социологические исследования. Например, есть регионы, в которых зритель голосует не так, как в целом по стране, выбирает не те короткометражки, которые нравятся зрителю большинства других регионов. И на основе этих предпочтений можно понять, что беспокоит людей в этом регионе, что у них в головах, над чем смеются или плачут (при этом, в другом регионе зритель может не понимать, что тут такого смешного или грустного) и так далее.

- Спасибо за интервью и желаем вам удачи!

- И вам спасибо за внимание!

На фестивале побывал Денис КУЗНЕЦОВ (текст, фоторепортаж)

 

Этот снимок мы сделали за несколько часов до начала конкурсной программы

В Твери из-за съемок фильма четыре дня будут перекрывать дорогу

Фото: Константин Хабенский в роли майора милиции Шумейко. Фото: www.kino-teatr.ru

В течение четырех дней во Дворе «Пролетарки» в Твери будет изменена схема движения и запрещена парковка.

Причина - съемки фильма «За час до рассвета» с Константином Хабенским в главной роли.

Как ранее сообщала PANORAMApro, съемки многосерийного художественного фильма в жанре историческая драма, получившего название «За час до рассвета», начались в Твери 25 июля и продлятся до католического Рождества.

Как следует из аннотаций к фильму, кинолента расскажет о послевоенной борьбе советской милиции с преступной бандой. Главного героя - майора Шумейко по прозвищу Сатана - сыграет Константин Хабенский.

Съемки пройдут во всех районах Твери. Но главной локацией для съемок выбрали Двор «Пролетарки».

Во дворе Морозовских казарм уже появились резные крылечки, магазины, ларьки и даже деревянный паровоз — декорации к съемкам сериала.

В связи со съемками четыре дня — 2, 5, 7 и 8 августа — будет прекращено движение и парковка всех видов транспорта от дома №15 до дома №70 по улице Двор «Пролетарки».

Объезд транспорта будет производиться в соответствии с установленными временными знаками дорожного движения.

Во Дворе «Пролетарки» появились ларьки и паровоз

В Твери во дворе Морозовских казарм появились резные крылечки, магазины, ларьки и даже деревянный паровоз.

Фотографии новых объектов разместил на своей странице в ФБ Дмитрий Груздков.

Как выяснилось, здесь монтируют декорации к съемкам сериала «За час до рассвета».

Как ранее сообщала PANORAMApro, съемки многосерийного художественного фильма в жанре историческая драма начнутся в Твери 25 июля и продлятся до католического Рождества.

Кинолента расскажет о послевоенной борьбе советской милиции с преступной бандой. Главного героя - майора Шумейко по прозвищу Сатана - сыграет Константин Хабенский.