Алексей Герман-младший рассказал, что делает комедии Леонида Гайдая уникальными

Изображение от Freepik

Кинорежиссер, сценарист, киноактер, народный артист СССР, участник Великой Отечественной войны Леонид Гайдай родился 30 января 1923 года.

За свою жизнь Леонид Гайдай снял более 20 картин. Среди них такие всенародно любимые киноленты как «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика», «Бриллиантовая рука», «12 стульев», «Иван Васильевич меняет профессию», «Не может быть!», «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди».

В этот раз нашу рубрику "Pro Культура" продолжит интервью с Алексеем Германом-младшим.

Алексей Алексеевич рассказал порталу ФАН, что же именно делает комедии Гайдая уникальными:

— Как вы относитесь к наследию Леонида Гайдая в отечественном кино?

— Я бы так не сказал. Тут нужно кое-что понимать. Если мы возьмем комедию в широком смысле, не просто как человек побежал, упал в грязь и все засмеялись, а как настоящее произведение — и Гайдай, и Эльдар Рязанов, и Георгий Данелия были довольно мощными художественными индивидуальностями. Да, понятно, Гайдай был более комедийным, чем условно Рязанов, а Данелия чуть стоял особняком, у каждого из них был свой киноязык. Однако, повторюсь, это были довольно сложные, мощные художественные личности. Посмотрите на лицо Гайдая. У него лицо очень непростого, сложно устроенного внутри человека, очевидно, много думающего, много сомневающегося, склонного к рефлексии. Собственно, такие люди и снимают то, что остается в народной памяти.

— Не складывается ли впечатление, что наш кинематограф так и не смог оправиться после ухода этого человека?

— Безусловно, последствия после ухода и его, и других великих неоценимы. Мы даже близко не подходили к этому уровню. Все стало более простым, плоским, примитивным. Артисты, которые снимаются, стали играть и хуже, и более примитивно. Конечно, Гайдай — мощная личность из плеяды очень мощных художественных личностей, которые работали в Советском Союзе единомоментно. Это очень важно: было перетекание талантов, они все друг друга знали. Покойный Сергей Соловьев мне рассказывал, что на самом деле Гайдая немного тяготило то, что он прекрасны комедиограф, он хотел уйти в другие жанры. Однако, несмотря на это, ему все великолепно удавалось. Впрочем, это со слов Сергей Соловьева.

— Значит, по вашему мнению, выходящие на экраны в настоящее время комедии стали примитивнее? В чем может крыться корень такой проблемы?

— Да, но я не очень слежу за русскими комедиями. Я пытался посмотреть несколько из них, но я их сложно воспринимаю. Как ни странно, к комедии нельзя относиться, как к зарабатыванию денег. У нас часто делают ошибку — относятся к комедии, как к низкому жанру. Настоящая же комедия, и французская, и американская, и советская, на самом деле не низкий жанр. Это очень точные наблюдения за жизнью, ирония над жизнью, сопереживание жизни в ее нелепостях и каком-то фарсе. Безусловно, на самом деле это довольно высокий жанр, а у нас все заканчивается всякими «хи-хи, ха-ха», но это примитивно, убого, скучно. Я не люблю смотреть русские комедии.

— Мне не раз доводилось слышать точку зрения, что комедия — самый сложный жанр.

— Не уверен. Я не думаю, что это самый сложный жанр. Все настоящее — сложно. Просто комедия — это не то, чем можно заниматься походя. Для этого нужно иметь наблюдательность, призвание, ум, талант, нужно знать жизнь, разбираться в людях. Все это требует и опыта, и ума.

— Подводя итог, согласитесь ли вы, если я скажу, что Леонид Гайдай — настоящая веха в истории отечественного кино?

— Конечно

— В чем же тогда, на ваш взгляд, уникальная манера работы этого мастера? В чем сокрыта та деталь, которая говорит: «Такое мог снять только Леонид Гайдай»?

— Если пересказать сюжет фильма Гайдая, то это будет выглядеть глупостью: три жулика убегают от милиции, прячутся. Гайдай же в том, что он все это «очеловечевал». Он делал это, как я думаю, с большой внутренней эмпатией к зрителям, к истории, даже к жуликам. Он умел договариваться с артистами, чтобы на трагических, да и вообще разных актеров, было не стыдно смотреть. Моя бабушка говорила: «Когда ты наблюдаешь за артистом, и тебе становится стыдно, значит, он очень плохо играет». Так вот, хоть у Гайдая актеры существуют в каком-то своем очень сложном жанре, мне абсолютно не стыдно за их игру. Это особое умение.

Метки: кино
Комментарии (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *