Как солнечное затмение пролило свет на «Слово о полку Игореве»

Как солнечное затмение пролило свет на «Слово о полку Игореве»
wikipedia.org | Лампи Старший, Иоганн Баптист/Общественное достояние

1 мая 1185 года произошло солнечное затмение, описанное в «Слове о полку Игореве», что позволило точно определить дату похода князя Игоря: «Тогда въступи Игорь князь въ златъ стремень, и поѣха по чистому полю. Солнце ему тъмою путь заступаше».

Как известно, подлинника «Слова» не сохранилось. И вплоть до нашего времени высказываются сомнения относительно того, что это реальное произведение, а не подделка. Такой точки зрения придерживались даже некоторые маститые ученые, как например, советский историк Александр Зимин. А вообще, полемика эта давняя, начавшаяся сразу же после публикации выдающегося памятника древнерусской домонгольской литературы в 1800 году.
Примешивалась сюда и политика, причем пересекающаяся с днем нынешним. Вот некоторые повороты.

В 1925 году ленинградский историк и краевед М. И. Успенский подготовил незавершенную работу «Небольшие исторические данные о происхождении „Слова о полку Игореве“ и Тмутараканского камня». По мнению автора, Мусин-Пушкин (открывший рукопись «Слова») подделал и Тмутараканский камень. Это найденная в 1792 году надпись XI века об измерении князем Глебом ширины Керченского пролива. Чтобы закрепить свою подделку, Мусин-Пушкин якобы сфальсифицировал и «Слово», где упоминается Тмутаракань. Рукопись Успенского будет опубликована Андре Мазоном лишь в 1956 году.

Французский славист Андре Мазон (в России его именовали по имени-отчеству Андрей Альбинович) и его сотрудники — известные тогда лингвисты — выступили с версией, что «Слово о полку Игореве» — подделка, созданная на основе «Задонщины» (где встречаются параллели со «Словом») либо самим Мусин-Пушкиным, либо его окружением. Одна из целей фальсификации — обосновать имперские амбиции Екатерины, доказав права России на присоединенные в 1783 году Крым и Тамань.

Казалось бы, литературный памятник глубокой древности, но и тут нашлись те, кто подвержен вирусу русофобии и руководствовался именно этим при оценке.
Что же касается Екатерины Великой, она действительно имеет непосредственное отношение к открытию «Слова».

В 1791 году императрица издает Указ «О собирании из монастырских архивов и библиотек всех древних летописей и других до истории касающихся сочинений».

Во исполнение высочайшей воли все монастырские рукописи должны были поступать в Москву — в Центральный архив. В распоряжение графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина, страстного собирателя старины и крупнейшего исследователя ее. Именно он открыл Лаврентьевскую летопись Нестора, один из списков «Русской правды», «Поучение» Владимира Мономаха. Вокруг него образовался кружок любителей древностей, куда входил и знаменитый историк Николай Карамзин. Это сообщество и подготовило к печати «Слово о полку Игореве», единственный экземпляр рукописи которого был найден предположительно в Кирилло-Белозерском монастыре.

Рукопись сгорела в пламени Большого московского пожара 1812 года, пишет ФАН.

Солнечное затмение, наряду с источниковедческими и лингвистическими доводами — мощный аргумент в пользу подлинности «Слова». Хочется надеяться, что рукописи не горят, и выдающийся памятник древнерусской словесности будет обнаружен в других списках (подобное случалось).

Пока же подлинником по умолчанию считаем первую публикацию 1800 года.

Комментарии (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *