ЕГЭ. Казнить нельзя помиловать?

Колонка главного редактора. Дмитрий Нечаев. Здравствуйте.

Лето в разгаре, за окном под 30 градусов, у школьников каникулы. Те, кто постарше, кто родом из СССР, вспоминают это беззаботное время как лучшее в своей жизни. Впрочем, не все. Мы как-то и не заметили, а ведь уже без малого четверть века в России практикуется ЕГЭ. Выросло целое поколение! И многие прошедшие через это испытание считают его чуть ли не адом на земле, отравившим им жизнь молодую, сделавшим невростениками, убившим тягу к познанию, погубившим лучшую в мире систему советского образования, а в последнее время ещё и превратившимся в процедуру унижающую личное достоинство молодых людей, особенно девушек — это я про случаи специфических проверок школьников непосредственно перед экзаменом. Это и не только сегодня поставило дальнейшую судьбу единого госэкзамена в России под вопрос. При этом есть и те, кто называет ЕГЭ самым объективным вариантом оценки знаний, дающим равные возможности для старта как ученикам далёких сельских школ, так и выпускникам элитных столичных гимназий. Кроме того, защитники ЕГЭ напоминают, что в принципе любой серьёзный экзамен это стресс, напряжение и определённые риски.

Но вот большинство экзаменов позади. В пятницу президент России Владимир Путин поздравил с окончанием школы всех выпускников, педагогов, родителей, пожелал ребятам успехов в дальнейшей учёбе и выборе будущей профессии. Губернатор Тверской области Игорь Руденя также поздравил школьников региона с вручением аттестатов. И сейчас в России начинается время выпускных балов. Хочется надеяться, что они пройдут торжественно, красиво и романтично, а не так, как порой бывает. Самим выпускникам, ну во всяком случае тем, кто всерьёз настроен учиться дальше, пока не до расслабухи, как говорится, так как, во-первых, не все результаты экзаменов пока известны, например, 2-я часть ЕГЭ по иностранному языку пока ещё на проверке, а значит итоговые баллы пока не у всех есть, во-вторых, с этого года у тех, кто не очень удачно сдал какой-то предмет есть возможность его пересдать, при этом надо учесть, что засчитают именно второй результат, а не лучшую из 2-х попыток, то есть имеется риск сдать ещё хуже, ну и кто-то подал апелляции и ждёт вердикта по ним. Короче говоря, напряжение сохраняется, а впереди ещё у многих решающий тотализатор — это когда десятки тысяч абитуриентов и их родителей день и ночь следят за тем как их конкуренты подают документы в вузы, смотрят у кого сколько баллов, в том числе за всякие там значки ГТО, волонтёрство, медали, победы на олимпиадах и прочие достижения. И все ждут финального момента, когда, часто, как говорится, на флажке нужно решиться подать подлинники документов лично или через электронные сервисы в тот вуз, который выбран в качестве приоритетного. Всего, напомню, можно подать документы в 5 вузов на несколько направлений. Но даже это ещё зачастую не финал перипетий абитуриентов, ибо во многих — особенно престижных — вузах есть ещё и доп. вступительные испытания! По — сути те же экзамены. И об этом я ещё скажу ниже.

А пока давайте вернёмся к плюсам и минусам ЕГЭ. Упомянутая мною похвальная тяга к знаниям учит нас анализировать информацию, добиваться объективности и изучать разные источники и точки зрения на проблему. Давайте так и поступим. И, я вас уверяю, многих сегодняшняя программа заставит, как минимум задуматься, для кого-то станет откровением, а кого-то, возможно, приведёт к смене позиции по вопросу где расставить знаки препинания во фразе: «ЕГЭ казнить нельзя помиловать».
Итак, давайте непредвзято оценим минусы и плюсы единого гоэкзамена.

Напомню, ЕГЭ был введён в России аж в 2001 г. Сначала как эксперимент в нескольких регионах. Опыт признали в целом позитивным и его закрепили повсеместно и практически безальтернативно. Споры вокруг этого решения никогда не прекращались. В основном сторонники говорили, что он уравнивает права абитуриентов из глубинки и столиц, помогает бороться с коррупцией в системе образования, а противники сетовали на то, что ученики теряют тягу к знаниям, особенно в старших классах, превращаются в «угадаек», которых тупо натаскивают на правильные ответы, а ещё утверждали, что этот эксперимент от западников в подмётки не годится былой советской системе образования, ну и про стрессовый фактор тоже напоминали.

И вот, спустя 23 года, пошли разговоры о том, а не заменить ли нам ЕГЭ. А вот на что? Прозвучало словосочетание «адекватная замена». Но что именно под этим подразумевается? Исчерпывающих, детальных ответов на это пока не слышно, хотя предложения есть. И, тем не менее, 6 июня в Госдуму был внесен далеко не первый по счету законопроект об отмене ЕГЭ. Ключевое изменение предлагается в ФЗ «Об образовании». Согласно этой инициативе, «Государственная итоговая аттестация для обучающихся по образовательным программам основного общего и среднего общего образования проводится в форме государственных экзаменов по заданиям, которые утверждаются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющими государственное управление в сфере образования». И если сегодня единые задания ЕГЭ разрабатывает на всю страну «Федеральный институт педагогических измерений», то задания для выпускных школьных экзаменов предлагается утверждать каждому региону отдельно. Здесь безусловно имеются свои риски. А в принципе речь идёт о возвращении к тому, что было до 2000-х годов, когда школьники сдавали обычные выпускные экзамены в десятом классе: письменно сдавались математика и русский, остальные же предметы — литература, физика, химия, история, иностранный язык — устно.

Казалось бы система довольно простая и понятная, но вернуться к ней не так-то легко. По мнению заслуженного учителя России, профессора Высшей школы экономики Анатолия Каспржака, единый государственный экзамен – это то место, которого одинаково боятся школа, учителя и ученики. Дело в том, что учитель страшно не любит внешние проверки. А сами отметки, полученные учениками на Едином государственном экзамене, это отметка учителю. Ну и родители, мягко говоря, находятся в тонусе, - это я вам могу засвидетельствовать как отец школьника, проходящего прямо сейчас это испытание. Но что же тогда будет, если мы вернемся к старому экзамену? Мы снимем стресс? Нет конечно, потому что экзамены в школе – это тоже большое напряжение и их там, напомню, аж 7 штук. Да и проблему с обысками на предмет шпаргалок эта система тоже не решает. Ещё одна закавыка — это, мягко говоря, возможная необъективность оценок, причём в обе стороны. Я сам работал учителем в 90-е годы и помню, как мне пожилые педагоги, стыдясь, рассказывали, что при проверке итоговых сочинений нужно иметь не только красную ручку, но и синюю, потому что некоторых ребят, дескать, нужно «подтянуть». И упомянутый мною профессор — в прошлом директор школы — Анатолий Каспржак свидетельствует о том же: в одном из интервью он рассказывал, что кому надо исправляли отметки, дописывали, а если, не дай бог, человек идёт на золотую медаль, то его ещё после экзамена звали, он садился и сам этой же самой ручкой исправлял сочинение под диктовку учителя. Это, конечно, возмутительно и аморально - ученик, заканчивая школу, знает, что обо всём в жизни можно договориться и всё «порешать». Решает ли эту проблему ЕГЭ? Полагаю, что на 100 % нет.

Во-первых, мы помним про, имевшие место, так называемые, «ЕГЭ-туры» в южные регионы нашей страны, где почему-то даже не блиставшие знаниями школьники массово становились 100- балльниками. Во-вторых, потенциально даже закодированная «егэшная» работа определённого ученика может попасть к определённому проверяющему со всеми вытекающими. Но всё же, надо признать, это намного сложнее, чем в ходе традиционного экзамена, где некий условный «заряженный» член экзаменационной комиссии Иван Иваныч экзаменует, скажем, сына уважаемого Петра Петровича. В подтверждение могу привести такую статистику: по информации от Минобра, до введения ЕГЭ в московских вузах было лишь 30 процентов иногородних студентов, а сейчас это соотношение изменилось, и там учатся лишь 30 процентов москвичей и 70 процентов приезжих.

Так чем же плох ЕГЭ, возникает вопрос? Ну многие , например, сетуют, что с 9 класса школьники уже почти не учатся по школьной программе, а массово берут уроки у репетиторов, которые натаскивают их на сдачу ЕГЭ. Да есть такая проблема и даже наш президент обратил недавно на это внимание — помните в послании Федеральному Собранию Владимир Владимирович сказал: «... явно, конечно, не на пользу делу, когда на уроках учат одному, а на экзаменах спрашивают другое. Такое несоответствие, мягко говоря, между школьными программами и вопросами на экзаменах - а такое бывает, к сожалению - вынуждает родителей нанимать репетиторов, а ведь далеко не всем это по карману", - сказал Путин. Вот просто в точку! Во-первых, зачем тогда школа и где роль педагога, если решающее значение имеет репетитор, который, к тому же , бывает учителем из той же или соседней школы? А во-вторых, как так получается, что учебное заведение не совсем в ответе что ли за результат подготовки ученика? Я сам попробовал сдать несколько тестов по ЕГЭ по русскому и истории и многое меня поставило там в тупик. Этого не было адекватно изложено в школьной программе. Скажу больше: были и такие задания в этом году, которые озадачивали даже проверяющих.

При этом даже упомянутый мною апологет ЕГЭ профессор Каспржак с сожалением констатирует, что при расширении общей информирующей части в едином госэкзамене, не растёт его когнитивная составляющая. То есть уровень сложности задач ОГЭ за 9-й класс тот же, что и в ЕГЭ. Многие вопросы в ЕГЭ проверяют информированность ученика, что в эпоху цифровизации и искусственного интеллекта, по мнению Анатолия Каспржака не имеет никакого смысла. В качестве иллюстрации этого он не раз приводил такой пример: в седьмом классе был вопрос про крещение Руси. Было два варианта ответа - до Рождества Христова и после Рождества Христова. Понятно, что Русь вряд ли можно крестить до Рождества Христова. И в этом смысле можно было не только запомнить, но и сообразить. Но к 11-му классу вопросы на сообразительность ушли и остались лишь те, которые нужно просто знать.

Возможно поэтому в упрёк ЕГЭ высказывались претензии, что он, де, не учит думать, анализировать, что это «угадайка» между вариантами готовых ответов. Ну тут не совсем так уже, надо сказать. В нынешней версии ЕГЭ практически нет вопросов с выбором ответов. Это просто уже ушло в историю. ЕГЭ изменяется и довольно сильно. Там, например, всё меньше заданий, которые можно списать. Да, все понимают, что даже на ЕГЭ гипотетически можно пронести шпору, где-то в туалете попробовать быстро что-то списать с неё, но это всё менее актуально, рискованно и мало кому радикально помогает. Задания выстраиваются так, что шпаргалки становятся бессмысленными. Ну а, например, аудирование по иностранному, так тут в принципе ничего не спишешь. Ещё одна трансформация системы ЕГЭ — это расширение баллов, которые дают различного рода победы в олимпиадах, конкурсах. То есть ЕГЭ можно и нужно менять. И если бы ЕГЭ двигался в сторону от информированности к сообразительности или, по-умному, к развитию когнитивных способностей, то это добавило бы плюсов в его копилку.

Ещё один побочный негативный эффект от отмены ЕГЭ, о котором не стоит забывать: если мы отменяем ЕГЭ, то возвращаем, во-первых, экзамены в школе и возвращаем вступительные экзамены в вузах. А каждый вуз разрабатывал свою систему экзаменов. И тогда сидеть дома и рассылать по пяти вузам через Госуслуги баллы и ждать, куда тебя зачислят, уже не получится. Надо будет изыскивать деньги и время, чтобы ехать, например, в Питер, оплачивать проживание где-то и сдавать экзамены, а если ты уже в Москву приехал для поступления в другой вуз, то в Санкт-Петербург не доедешь, потому что экзамены были в одно и то же время. А приехать для поступления некоторым придется с Камчатки или Сахалина. И на это надо просто элементарно иметь деньги. Кто-то очень талантливый не сможет учиться на мехмате МГУ или в Бауманке, потому что у него просто нет денег доехать. А ЕГЭ уравнивает шансы абитуриентов. Но и тут есть, что предъявить в пику ЕГЭ, как говорится, ибо имеется одно упомянутое мною в самом начале обстоятельство, которое может нивелировать положительный эффект от ЕГЭ: дело в том, что многие, особенно топовые, вузы после ЕГЭ требуют дополнительно сдать ещё и их внутренние вступительные испытания. И уж тут срезать неугодного и наоборот поддержать «кого надо» наверное не так сложно при желании.

Теперь ещё один важный нюанс и он уже в пользу ЕГЭ: в передовых странах Европы — типа Англии, Германии — ЕГЭ есть . Да там он по другому называется, но не в этом дело. Эта система даёт возможность использовать диплом об образовании в других странах. У нас вот сейчас идёт разворот на Восток, в школах учат теперь китайский, например. И вот тем, кто будет дальше учиться и работать в Индии, Китае — им нужен будет диплом соответствующего образца.

Итак, баталии относительно судьбы ЕГЭ сейчас развёрнуты нешуточные, с участием очень серьёзных персон. Например, вице-спикер Госдумы Пётр Толстой развенчал ЕГЭ и деятельность Роспотребнадзора:
«Все эти мантры про лифт для детей из глубинки – полная чушь., - сказал он, - Это два года натаскивания на тесты, занятия с репетиторами. Родители все знают, через все это проходят… А на словах все бодро. Рособрнадзор, который осуществляет эти полицейские операции по организации ЕГЭ – их как раз нужно отправить взаимодействовать с мигрантами. У них так хорошо все получается – вот пусть им организуют экзамены по русскому языку.
Против ЕГЭ, пожалуй, большинство депутатов, педагогов, родителей. Они полагают, что нужно возвращать наше русское классическое образование в привычное русло, с экзаменами, в том числе – вступительными. ЕГЭ, как они считают, деформировало лицо нашего образования, устремления детей. Они просто не хотят сдавать ЕГЭ по физике, химии – боятся. Проще сдать обществознание. Хотя это спорно.

А тут еще жесткий шмон школьников встретил негодование и у главы СПЧ при президенте Валерия Фадеева, который отметил, что «пусть лучше кто-то спишет, чем молодые люди будут унижены». Но одновременно с этим им не без резонов оппонирует тот же профессор Высшей школы экономики, директор Института проблем образования, один из виднейших теоретиков отечественного образования, учитель с 50-летним стажем Анатолий Каспржак, уверенный в том, что «Вернуться в советскую школу нельзя, но откатиться — можно, и это то, что мы сейчас видим».

Не смотря на разницу позиций, и те и другие хотят одного — чтобы наше образование было не просто конкурентоспособным, но и лучшим в мире, чтобы люди, его получающие, были в нём заинтересованы, чтобы таковых было много и для них были созданы все возможности для комфортного, полноценного и качественного овладения знаниями.

Нам нужна такая система образования, которая стимулирует живые пытливые умы, а не губит их своими форматами и рамками.

А не то, как сказал литератор - афорист Александр Смирнов: «При таком отношении к образованию многие наши дети становятся дураками, а затем — руководящими работниками».

В общем, надо всё хорошенько обдумать и, скорее всего, прийти к какому-то комбинированному варианту, вобравшему в себя всё лучшее из возможного.

Дмитрий Нечаев. До встречи!

Комментарии (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *