Колонка Главного Редактора 24-02-09


Колонка главного редактора. Дмитрий Нечаев. Здравствуйте.

Вне сомнения главным и самым ожидаемым, - а сейчас и самым обсуждаемым,- событием в медиасфере планеты стало интервью нашего президента, пожалуй, самому популярному ныне журналисту мира Такеру Карлсону. Менее чем за 10 часов оно набрало на площадках американского интервьюера более 70-ти миллионов просмотров!

Карлсон очень опытный тележурналист и его конёк — острые обескураживающие собеседника вопросы. Причём вне зависимости от ранга. Недавно он уже интервьюировал эксцентричного президента Аргентины Хавьера Милея, и экс-президента США Дональда Трампа. Это непростые характерные спикеры, но Такер Карлсон успешно навязывал им свою игру - начинал интервью с хлесткого вопроса, чтобы беседа сразу стала динамичной. Этим приемом он попробовал воспользоваться и на этот раз, сразу провокационно заявив Путину, что 24 февраля 22-го года Вы, мол, сказали, что с помощью НАТО США могут внезапно напасть на Россию. Для американцев это подобно паранойе.

Почему вы считаете, что Америка способна нанести неожиданный удар?" На что Владимир Путин спокойно ответил: "Я так не говорил". И задал встречный вопрос.
"У нас с вами ток-шоу или серьёзный разговор?" — уточнил президент, намекая на передачу Такера Карлсона, которую журналист ведёт в соцсети X (заблокированной в России).

Карлсон расценил это как шутку и рассмеялся. Но беседа пошла уже в другом формате. К слову, из всех интервью на сайте обозревателя это самое длинное. Путин деликатно, но безальтернативно завладел инициативой. Многие в основном на Западе ставят это в упрёк Карлсону. Но легко давать советы, пока сам не окажешься один — на — один с такого уровня собеседником, как Владимир Путин. Помните, как у Твардовского: «– Тут и сел старик».

О реакции западной аудитории на интервью с президентом России я ещё ниже скажу — она весьма красноречивая…

А сейчас о самом интересном из разговора американского журналиста с нашим президентом. Да, возможно, для большинства наших граждан тезисы, озвученные президентом, не прозвучали как новость. Но наверное большинство из нас сразу предполагали, что это будет , так сказать, интервью «на экспорт», что очень важно сегодня. Разговор Владимира Путина и Такера Карлсона должен был стать разговором России с Западом. Причём не очередными формальными переговорами, а именно простым и, в пределах возможного, откровенным разговором. И во многом эта цель достигнута.
Во всем мире это интервью будут разбирать еще долго. Я же делюсь буквально самыми первыми своим впечатлениями и самое главное оценками наших и зарубежных политологов, журналистов, политиков.

В чём его главное значение? Это информационный таран сквозь завесу пропаганды западного мира, которая затрачивает колоссальные ресурсы для того, чтобы представить конфликт на Украине как драматичное противостояние демократического непогрешимого цивилизованного «сада» и мрачного варварского Мордора, земли Тени. Диалог с уверенным в себе, спокойным и даже улыбчивым в ходе этой беседы Путиным, аргументированно излагавшим абсолютно неоспоримые факты, подтвержадающие обоснованность и адекватность действий России разрушает макабрическую картину, созданную западными политтехнологами. И тут интересно не только само интервью, но и выводы, которые сделал сам Карлсон после него, заключивший, что «Лишь идиот поверит в намерение России атаковать Европу».

Остаётся надеяться, что теперь позиция России и понимание истинных причин происходящего на Украине будут адекватно восприняты западной аудиторией. Самому Карлсону, кстати, в «европейском саду» уже грозят за эту поездку санкциями, а маститые политики калибра Хиллари Клинтон опускаются до прямых оскорблений.

Ещё одно впечатление, которое сложилось у многих экспертов: все интервью выглядит как демонстрация превосходства над американским истеблишментом: исторический экскурс в первой части смотрится как нечто совершенно недоступное для Джо Байдена — тот всё больше превращается в медиума и в последнее время всё больше делится своими рассказами о своих недавних встречам и беседах с умершим — то с почившим 28 лет назад Франсуа Миттераном, то вот Гельмутом Колем давеча поговорил, не смотря на то, что тот помер 7 лет назад. В общем, «Сонный Джо», как его называют на родине, завис между двумя мирами и всё чаще пребывает в потустороннем. И вот на этом фоне очень контрастно смотрелся Владимир Путин, пребывающий в прекрасной форме, на одном дыхании делающий экскурсы в глубокую историю, оперирующий точными цифрами, уместно иронизирующий и вообще полностью владеющий и собой и ситуацией.

В подтверждение утверждения о том, что интервью было адресовано в большей степени Европе и Америке говорит то, что президент прошелся по всем самым болезненным сегодняшним темам для Запада. Воспоминания Путина о разговоре с американским лидером, который оказался не в курсе того, что его спецслужбы поддерживают террористов на Кавказе, — это не что иное, как укол современному американскому deep state, которое в последние годы все активнее критикуют. Путин напомнил, как несмотря на уверения в дружбе, в Вашингтоне, поддерживали террористов на Кавказе.

Помимо исторического экскурса, президент затронул и события последних 20 лет, которые привели Украину в то положение, в котором она находится сейчас, и, что важнее, рассказал, что решающую роль во всем этом сыграли именно США — похоже, что эта информация будет в новинку для большинства зрителей где-нибудь на Мичиганщине или Индианщине. Путин назвал угрозы для Крыма колоссальной политической ошибкой США. Отдельно Путин упомянул и неэффективность санкций, которую тоже часто ставят в вину нынешней администрации Белого дома: пытаясь сокрушить Россию, Байден со товарищи внесли посильный вклад в то, чтобы наша страна сегодня смогла стать первой экономикой Европы.

Наконец, приведенные президентом цитаты из откровений Арахамии о том, по чьей вине оказались сорваны переговоры в Стамбуле, могут послужить ярким подтверждением того, что политики на Западе отнюдь не ищут мира на Украине и не дорожат жизнями украинцев, хотя и пытаются убедить своих избирателей в обратном.

Карлсон спросил, достигнуты ли цели СВО. Президент ответил отрицательно. Например, не состоялась денацификация. Такер слабо себе представляет что это такое, судя по всему. Но Путин пояснил, что всего можно достичь путем переговоров. Правда, украинские власти сами себе их запретили. Президент России доходчиво рассказал о причинах начала СВО, о том, что её цель — не дать разгореться бОльшей войне и закончить конфликт, Путин сказал, что Запад вынудил нас к боевым действиям и должны были встать на защиту наших людей.
Все это аргументы, на которые Западу нечего возразить.
И конечно, это интервью стало могильным камнем для продвигаемого западными СМИ образа изолированной России. Лидеры страны-изгоя такого себе позволить не могут.

Ну и последнее на сегодня: многие западные политики и СМИ вскипели от злобы, причём некоторые еще до публикации интервью.

Оскорбления посыпались и на Карлсона, которого обзывали марионеткой Кремля и даже идиотом. Но это говорит только о том, что интервью состоялось и достигло цели. Глобально оно , конечно, мировую политическую картину не изменит, но ценные для нас результаты уже есть и ещё будут. Но это мы обсудим уже в другой раз.

Дмитрий Нечаев. До встречи!

Прислать новость
Комментарии (0)

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *